1954
1953
1952
1951
1950

1949
1948
1947
1946
1945
1944
1943
Номер за ноябрь 1954 годa
раздел «»

ПАТРИОТИЧЕСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ И ЕЕ УЧАСТИЕ В БОРЬБЕ ЗА МИР [1]

(Окончание)

IV

Вторая мировая война кончилась блистательной победой над фашистской Германией и милитаристской Японией. Для церковного сознания эта победа означала «праведный Суд Божий над злейшими врагами человечества» и путь к водворению всеобщего и справедливого мира во благо и успокоение всех народов.

Но, с окончанием войны, этот справедливый мир, казавшийся таким возможным и близким, как бы отступил перед новым разделением людей, по-разному определивших свое отношение к миру. Народы, особенно испытавшие ужасы войны и тягость его последствий, стали ожидать такого мира, который обеспечил бы полный простор их творческим силам и дал им возможность решать все международные вопросы в духе взаимного согласия. А часть людей, очень небольшая, но сильная своим положением в ряде стран, поняла ожидаемый мир по-своему — в смысле своего права на преобладание и, следовательно, на преимущество того образа жизни, который она возглавляет.

Это различие в понимании мира стало обостряться, союзнический дух уступил место новой вражде, и между старым капиталистическим миром и новым миром социализма, вместо мирного соревнования, возникла граница отчуждения и подозрительности. Даже Организация Объединенных Наций, призванная поддерживать мир и международную безопасность, подверглась пагубному расслоению и оказалась бессильной перед расколом мира, который продолжал усугубляться односторонними нарушениями международных соглашений, вмешательством во внутренние дела других государств и «холодной войной» против Советского Союза и стран народной демократии.

В итоге таких односторонних действий возникла прямая угроза международному миру, получившая реальное выражение в гонке вооружений, в пропаганде войны и в целом ряде враждебных актов, направленных против свободы и независимости народов. Все эти явления можно было воспринимать только в свете агрессивных намерений западного империализма, направленных против Востока, то есть в первую очередь против нашей страны.

Русская Православная Церковь, только недавно пережившая вместе с народом ужасы второй мировой войны, не могла оставаться бесстрастной зрительницей подготовки к новой и еще более страшной войне. Если во время минувшей войны Церковь помогала Отечеству победить врага, то теперь она должна была сделать все возможное, чтобы помочь своему народу достигнуть справедливого мира.

Поэтому, когда в 1948 году на празднование 500-летия автокефалии нашей Церкви приехали Главы и Представители восьми автокефальных православных церквей, Святейший Патриарх Алексий предложил им обратиться к христианам всего мира с призывом «услышать наш голос, зовущий к братолюбию, человечности, справедливости, правде» и «сплотиться в твердом решении противостоять всем начинаниям и действиям, противоречащим нашему христианскому призванию и пытающимся сделать нас, если не будем едины, орудиями темной силы...» [2].

Этим призывом ясно решался вопрос о христианском долге в такое буреносное время — служить делу мира, помогать его успеху евангельским единомыслием и благочестием, чтобы сделать бессильным «всякое намерение, всякий план нового военного пожара». Участие Церкви Христовой в защите мира определялось, как единение христиан «в духе мира, любви и правды», как озарение этими христианскими истинами всего мира «во славу Божию и на общее благоденствие Его любимого творения — человека».

Естественно, что подготовка новой мировой войны, еще более губительной, чем только что бывшая, вызвала возмущение мировой общественности, и в противовес замыслам врагов мира стало нарождаться широкое движение в его защиту. Предотвратить войну и призвать правительства всех стран к мирному решению международных споров стало целью этого движения. Объединяя сторонников мира всех национальностей, вероисповеданий и политических взглядов, оно скоро приобрело мировые масштабы.

Русская Православная Церковь немедленно благословила движение сторонников мира, потому что увидела в нем свободное объединение людей доброй воли, которые, вопреки греховному началу борьбы за существование, сошлись между собою на внутреннем убеждении в полной возможности разрешать всякую противоположность желаний в духе высшей справедливости и дружбы, не прибегая к взаимному истреблению. Уже одно это убеждение позволяло считать движение сторонников мира попутным Христианству, как религия любви и мира.

Это попутничество, конечно, не есть совпадение путей, но наша Церковь так и поняла свою задачу: помогать спутнику в поисках той земли или неба, «где правда живет» (2 Петр. 3, 13), поняла свою помощь, прежде всего, в смысле нравственной ответственности за судьбы мира и человечества, за отпадение ближних от Бога, за искажение Христианства и вообще за тот нравственный беспорядок, который служит препятствием к установлению мира между народами. Понять это — значило выступить против поджигателей войны во всеоружии христианского авторитета, молитвы, святости и единства всех верующих, что Русская Церковь и сделала.

Когда Международный комитет деятелей культуры предложил созвать Всемирный конгресс сторонников мира, Святейший Патриарх Алексий от лица Русской Православной Церкви обратился ко всем братским автокефальным православным церквам с призывом «возвысить свой голос против всех покушений и действий, направленных к нарушению мира» [3], и благословил единение всех его сторонников. На Всемирный конгресс в Париже, в качестве представителя Русской Церкви, был послан Митрополит Крутицкий и Коломенский Николай.

В это время весьма многие деятели западных христианских церквей

смотрели на движение сторонников мира, как на политическое предприятие, благоприятствующее Советскому Союзу. Но когда Митрополит Николай с трибуны Конгресса засвидетельствовал миролюбие русского народа и напомнил об ужасах и последствиях минувшей войны, многие из верующих людей на Западе повернулись лицом к движению сторонников мира и поняли свой христианский долг — неотступно противостоять безумным подстрекателям нового истребления людей, опасность которого должна объединить против себя все народы, без различия религиозных и политических убеждений.

С каждым своим выступлением против военной угрозы Русская Православная Церковь стремилась раскрыть подлинно христианское отношение к войне и миру. В «Журнале Московской Патриархии» это отношение ставилось в прямую связь с миссией Христианства в современном мире и международный мир вменялся христианам в нравственную задачу. В архипастырских посланиях и в журнальных статьях, в речах и обращениях приводились весьма существенные основания, требующие единства христиан в защите мира.

Когда с трибуны Первой Всесоюзной конференции сторонников мира в Москве [4] Митрополит Николай предостерег от измены христианскому долгу «многие тысячи честных католических и протестантских священников и пасторов и многие миллионы простой верующей массы, составляющей их паству», то многие из них, оценивая пример Русской Церкви, поняли, как важно и необходимо для дела Христова «противостоять соблазнам каинова братоубийства и употреблять все усилия на укрепление богоугодного дела мира». Дело Христово требовало борьбы с человеконенавистнической философией войны и с идеями мирового господства, чтобы удержать человечество от величайшего крушения.

Простирая свои заботы на всех христиан мира, наша Церковь продолжала содействовать моральному единству нашего народа в защите мира. В Международный день мира, 2 октября 1949 года, православные русские люди собрались в храмах, чтобы укрепиться в общей молитве «о мире всего мира» и выслушать новое послание своего Патриарха [5] о том, как церковные люди должны помогать укреплению мира. Молитва и труд во благо Родины — вот оружие Церкви, которым ее паства должна защищать мир вместе с народом. «Усугубить свои молитвы к Спасителю мира о даровании мира всему миру... и отдать все силы на дело борьбы за мир, на дело упрочения общей безопасности путем самоотверженной работы каждого в своей области труда во благо Родины» — значило для русских церковных людей сочетать свой патриотизм с вселенским делом умиротворения народов.

Но к этому великому делу должны были приложить свои христианские упования и другие поместные православные церкви. Поэтому в начале марта 1950 года наш Патриарх обратился к их Предстоятелям с призывом «творить мир на земле» и соединить все православные силы для этой работы. «Пастырство нашей Русской Православной Церкви, — было сказано в послании, — уже решило этот вопрос. Оно встало на защиту и укрепление мира... Пора и всем нам вместе — пастырям стада Христова — сказать открыто и во всеуслышание, что международные вопросы никогда больше не следует решать уничтожением миллионов жизней...» [6].

Патриарший призыв не остался без ответа. Предстоятели автокефальных православных церквей один за другим выразили нашему Патриарху готовность служить делу мира, необходимого для духовного и материального преуспевания народов. Ответы Предстоятелей говорили о том, что не всякий мир приемлем для христианского сознания, что нельзя считать прочным мир, который поддерживается насилием завоевателя, нельзя доверять миру, основанному на беспрерывной гонке вооружений. Не к такому миру зовет Церковь Христова. Она зовет людей к подлинному, нерушимому миру... Это — мир с Богом, связывающий людей узами любви, это — мир, которому должна предшествовать победа над злом личной, общественной и международной жизни.

Таков был общий смысл ответов, полученных от Предстоятелей братских церквей. В их содружестве человечество получило нравственную опору в борьбе за мир и социальную справедливость. Единодушие православных патриархов благотворно сказалось и на развитии общехристианского движения в защиту мира.

Когда появилось Стокгольмское Воззвание, оно получило поддержку уже более широких христианских кругов. Русская Православная Церковь одна из первых присоединилась к требованиям о запрещении атомного оружия, призывая к тому же все другие поместные православные церкви. Во время кампании по сбору подписей под Стокгольмским Воззванием Святейший Патриарх Алексий подписал сам и благословил архипастырей, пастырей и мирян нашей Церкви, «во имя заповеди Христовой о любви», подписать этот исторической документ [7].

Единодушной поддержкой стокгольмских решений православные люди еще раз засвидетельствовали свое убеждение в том, что все народы имеют одно происхождение, одну цель, один нравственный закон — закон любви и мира. «Осуждая атомное оружие, — сказал в одном из своих выступлений Митрополит Николай, — Русская Православная Церковь выполняет свой долг, долг религии любви и мира; она считает своей священной обязанностью призвать всех христиан к исполнению этого долга».

И за осуждение атомной войны одна за другой высказались Болгарская, Румынская, Албанская, Польская и другие православные церкви. То же сделали кардиналы и епископы Франции и многие представители протестантских исповеданий.

В некоторых странах христианское духовенство организовало конференции в защиту мира и стокгольмских требований. В июле 1950 года такая конференция состоялась и в Чехословакии. На этой конференции, среди представителей различных христианских исповеданий, присутствовал и представитель Русской Православной Церкви Митрополит Николай. Его речь была призывом к христианскому единству в защите мира. «Настало время, — сказал он, — когда Господь призывает нас, разделившихся между собою в вероисповедных различиях, к соединению в общечеловеческом деле защиты мира и социальной правды. Нам нужно теперь не в теории, а на деле показать свою верность Христу и помочь человечеству в преодолении зла войны. Наша помощь тем более необходима, что угроза нового истребления исходит из среды христианских народов. Это обстоятельство не может не навлечь на нас, если не будем едины, справедливого осуждения со стороны народов нехристианских, которые могут оказаться правыми, отрицая наши заслуги в практическом осуществлении заветов христианской религии» [8].

Призывая всех христиан к единству в защите мира, наша Церковь пользовалась каждым поводом, чтобы напоминать им о святости этого христианского долга. Такое напоминание вновь прозвучало в Обращении Патриархов Русской, Грузинской и Армянской церквей от 5 августа 1950 года, в момент напряженной борьбы за объединение всех людей доброй воли под требованиями Стокгольмского Воззвания о запрещении атомного оружия. «Присоединяясь к указанным решениям, — было сказано в Обращении, — христианский мир... придаст им такую нравственную силу, которая будет в состоянии воздействовать и на самих носителей идеи войны». Смысл христианского участия в борьбе за мир раскрывался как оправдание нашей веры, которая требует, «чтобы великая идея всеобщего мира восторжествовала над областью смуты и раздора и чтобы все... последователи Христа стали не только словом призывающими к миру, но и подлинно творящими мир — миротворцами, достойными именоваться, по обетованию Христову, сынами Божиими» [9].

Обращение трех Патриархов вызвало множество сочувственных и благородных откликов со стороны верующих нашей страны. Отозвались на него и многие зарубежные христиане, православные и неправославные. Текст Обращения — в полном виде и в сокращениях, с комментариями и без комментариев — получил широкое отражение в светской печати разных стран, способствуя пробуждению чувства ответственности за международное положение.

Тем временем между православными поместными церквами устанавливались все более тесные связи и отношения, позволявшие предпринимать совместные выступления в защиту мира. Приезд в Москву Патриарха Румынской Православной Церкви Юстиниана в мае 1950 года был ознаменован подписанием Акта о сотрудничестве Русской и Румынской церквей в деле совместных действий в защиту мира. Такой же Акт был подписан и с Предстоятелем Албанской Православной Церкви Архиепископом Паисием, посетившим Московскую Патриархию в августе того же года. В обоих случаях было решено согласованно выступать по вопросам защиты мира в международном масштабе, осведомлять друг друга

о всех внутренних мероприятиях по борьбе за мир и в еще больших размерах проводить соответствующую работу среди верующего населения своих стран.

По мере развития международных событий эта церковная работа усиливалась. Церкви поддерживали общественные мероприятия сторонников мира и принимали участие в национальных организациях и конференциях в защиту мира. Русская Православная Церковь имела своего представителя в Советском комитете защиты мира и посылала свои делегации на организуемые этим Комитетом всесоюзные конференции.

На Вторую Всесоюзную конференцию сторонников мира [10] от Русской Церкви была послана делегация во главе с Митрополитом Крутицким и Коломенским Николаем. Выступая на Конференции, он осветил принципиальное и практическое отношение нашей Церкви к войне и к текущим задачам борьбы за мир. Он осудил также американскую агрессию в Корее и сказал: «Агрессия есть насилие. Православная Церковь осуждает всякое насилие человека над человеком и с тем большей суровостью осудит насилие одного государства над другим» [11].

Эта же мысль была затронута и на Втором Всемирном конгрессе сторонников мира, когда Митрополит Николай говорил о корейской трагедии и о безумной гонке вооружений. Но главное внимание он уделил тогда задаче единого христианского сопротивления силам войны, потому что многие христиане Запада продолжали отрицательно относиться к движению сторонников мира. Надо было дать понять, разъяснить этим христианам, что прочный мир определяется не господством силы, а взаимной терпимостью и уважением, что, говоря о любви и милосердии, нельзя заниматься истреблением мирного населения Кореи и угнетать колониальные народы. Поэтому Митрополит Николай говорил Конгрессу о служении нашей Церкви делу мира, о ее стремлении внести в этот мир дух евангельского милосердия и любви; говорил о миролюбии нашей страны и о том, что она ни на кого не собирается нападать, а желает сотрудничать со всеми странами мира, независимо от их социально-политического устройства [12].

Свидетельство Русской Церкви неизменно привлекало к себе всеобщее внимание и много способствовало расширению круга христианских поборников мира. И не только христианских: слову нашей Церкви о мире внимали последователи всех религий мира. А с избранием Митрополита Николая в состав Всемирного Совета Мира наша Церковь получила более постоянную возможность выражать свое отношение к событиям для широких кругов мировой общественности.

Пользуясь этой возможностью, наша Церковь раскрывала христианскую идеологию войны и мира и тем самым определяла позицию верующих людей в современной расстановке сил. С трибуны первой сессии Всемирного Совета Мира [13] Митрополит Николай призывал христиан сплотить свои ряды за прекращение кровавой агрессии в Корее, против ремилитаризации Западной Германии и Японии, против оружия массового уничтожения людей, за прогрессивное сокращение вооружений. Все эти требования получили в выступлениях Русской Церкви высшую моральную санкцию.

Идея Пакта Мира между пятью великими державами также получила поддержку нашей Церкви. В стремлении объединить весь православный мир за реализацию этой идеи, Патриарх Московский и всея Руси Алексий в июле 1951 года пригласил в Москву Предстоятелей Антиохийской, Грузинской, Румынской и Болгарской православных церквей на праздник Троице-Сергиевой Лавры, и здесь было решено всем вместе обратиться к христианам всего мира с новым призывом «умножить свои усилия в деле защиты мира во всем мире и повседневным исполнением долга веры и совести, любви и разума сделать невозможным вторжение в нашу жизнь ада новой мировой войны» [4].

Как на одно из требований христианского долга, Обращение указало на необходимость поддержки требования народов о заключении Пакта Мира между великими державами. Эта поддержка была названа в Обращении «исповеданием нашей веры в грядущее торжество мира, заповеданного нам Господом Иисусом Христом (Иоан. 14, 27), и осуждением тех, кто хладнокровно готовит атомные и водородные бомбы, бациллы и яды, удушающие газы и другие средства уничтожения миллионов людей, не взирая на предостережение Господа, «взявшие меч мечом погибнут» (Мф. 26, 52).

Когда началась кампания за Пакт Мира, Русская Православная Церковь единодушно поддержала наш народ в справедливом требовании и, в лице Патриарха, архипастырей, пастырей и мирян, подписала Обращение Всемирного Совета Мира о заключении Пакта Мира между пятью великими державами, считая этот Пакт разумнейшим и достойнейшим разрешением мирового кризиса.

Участвуя, в лице Митрополита Николая, на второй сесии Всемирного Совета Мира [15], наша Церковь, вместе с представителями других христианских исповеданий, засвидетельствовала разумность решений Совета и вновь призвала христиан, еще не осознавших своего христианского долга, присоединиться к великой армии борцов за мир «во имя исповедуемого нами Христа». Эти призывы не оставались без ответа, и многие христиане Запада, убеждаясь в строго евангельской позиции Русской Церкви, становились активными борцами за мир.

Русская Православная Церковь сказала свое слово и на Третьей Всесоюзной конференции сторонников мира [16], которая получила от Святейшего Патриарха Алексия подтверждение того, что «наша Церковь... считает своим долгом помогать укреплению мира воспитанием верующих в духе верности гражданскому долгу и вменяет в нравственную заслугу мирный труд на пользу ближних и Родины» [17].

А православные люди неизменно веровали, что «Мир Божий, превосходящий всякий ум, дарованный людям, готов осенить не только всякую душу всякого человека, желающего принять его», — как было сказано в патриаршем Рождественском послании, — но «он готов снизойти и во внешний мир, наполнить собою и грады и государства и прогнать с лица земли всякую брань» [18].

Так, не умолкая, наша Церковь продолжала проповедывать Мир Христов, стремясь укрепить им и мир человеческий, международный. В Пасхальном послании 1952 года Святейший Патриарх с радостью Пасхи соединил глубокое удовлетворение руководящей ролью нашего Отечества в христианском деле защиты мира. С гневом осудила наша Церковь зловещий опыт истребления корейского народа с помощью бактериологического оружия. Ревнуя о верности Евангелию, она неустанно призывала другие православные церкви и всех христиан к борьбе за мир.

Обострение международной обстановки будило мысль о мобилизации всех нравственных сил человечества для отражения военной угрозы. Объединение их можно было начать с нашей страны. Поэтому Святейший Патриарх Алексий решил созвать в мае 1952 года Конференцию представителей всех церквей и религиозных объединений в СССР, посвященную вопросу защиты мира.

Эта Конференция, созванная в подмосковном городе Загорске, в древней Троице-Сергиевой обители, выслушала и обсудила доклад Митрополита Николая на тему «Церковь, вместе с народом, в борьбе за мир» и приняла Обращение к церквам, религиозным объединениям, духовенству и верующим всех религий мира. Обращаясь в первую очередь к христианам, из среды которых исходит угроза войны, а затем к верующим других религий, Конференция призвала их объединиться в борьбе за мир с народами своих стран и «создать нравственную преграду разгулу страстей, побуждающих к нападению на мирных соседей и заранее осудить его, как преступление против человечности и морали...» [19]

Материалы Загорской конференции, изданные Московской Патриархией на русском, французском, английском, немецком и арабском языках, вызвали самый благоприятный отклик во всех странах мира. Обращение Конференции было опубликовано в периодической печати многих стран и обсуждалось на собраниях верующих различных религий.

Спустя полтора месяца после Загорской конференции, в Берлине состоялась Чрезвычайная сессия Всемирного Совета Мира [20], на которой представитель Русской Православной Церкви сказал о долге верующих людей бороться за мир. Раскрывая христианскую идеологию этой борьбы, Митрополит Николай указал на современные задачи Церкви, которая обязывает христиан защищать мир, неотделимый от свободы и справедливости, от доверия и сотрудничества народов [21]. Это слово нашей Церкви с большим сочувствием было принято представителями религиозных кругов многих стран, представленных на сессии.

Вслед за Берлинской сессией Всемирного Совета Мира состоялся Конгресс сторонников мира стран Азии и Тихого океана, затем, в начале декабря 1952 года, в Москве открылась Четвертая Всесоюзная конференция сторонников мира. На ней присутствовала наша церковная делегация во главе с Патриархом Алексием. Своим авторитетным выступлением перед советской общественностью он засвидетельствовал, что Русская Православная Церковь в прошлом никогда не отстранялась от участия в народно-государственной жизни, не отстраняется и теперь, в условиях отделения от государства, находя немало возможностей помогать — в целях служения Христу — верующим людям, а через них и всему народу, в борьбе за мир, за правду жизни. С той же целью наша Церковь неустанно призывает к защите мира и всех христиан, ибо она рассматривает человечество, как одну семью, и простирает свои упования на весь мир [22].

В состав делегации, избранной Четвертой Всесоюзной конференцией на Венский Конгресс народов [23], вошел и Митрополит Крутицкий и Коломенский Николай. Там, в личном контакте с представителями различных стран и вероисповеданий, он с успехом развивал мысль о необходимости союза моральных сил человечества, способных вдохновлять сопротивление злу войны. Христианам, еще не примкнувшим к движению сторонников мира, он указывал на недопустимость искажения детски простого, понятного всем и ясного, как кристалл, учения Христова, в силу которого не может быть христианской агрессивной войны, немыслимо христианское убийство и невозможно насилие во имя якобы сохранения христианской цивилизации. Это слово нашей Церкви глубоко западало в души верующих людей и, конечно, не оставалось бесплодным.

Исключительное внимание к деятельности Русской Православной Церкви было проявлено участниками и гостями Будапештской сессии Всемирного Совета Мира, состоявшейся в июле 1953 года. Митрополиту Николаю, который присутствовал на этой сессии, пришлось многократно беседовать с отдельными лицами и целыми делегациями на самые животрепещущие темы и дать свыше двадцати интервью представителям прессы западных стран. По просьбе представителей Греции, Италии и Франции он обращался по радио к народам этих стран с призывами совместно работать для укрепления международного мира. Некоторые участники сессии приглашали его для выступления в свои страны.

Эти факты показывают, каким авторитетом пользуется наша Церковь среди народов всех стран мира и особенно среди их религиозных кругов, не исключая иноверных. Их внимание к слову Русской Церкви можно объяснить только ее нравственной силой, проявившейся в защите Родины, и бескорыстным стремлением облегчить своему народу и всему человечеству путь к миру.

Этим стремлением было продиктовано и обращение Митрополита Николая 31 августа 1953 года по радио к верующим Западной Германии — католикам и лютеранам — с призывом «отказаться от опасных искушений и встать на путь мирного разрешения вопросов объединения Германии». В сентябре того же года представители Русской Православной Церкви, в лице архиепископа Минского и Белорусского Питирима, архиепископа Рижского и Латвийского Филарета и епископа Кишиневского и Молдавского Нектария, выступала на пленумах республиканских комитетов защиты мира с одобрением решений Будапештской сессии Всемирного Совета Мира, призывая к мирному урегулированию международных проблем. А на очередной сессии Всемирного Совета Мира, состоявшейся 23—28 ноября 1953 года в Вене, Митрополит Николай сказал сильную речь, в которой выразил стремление Русской Православной

Церкви объединиться в защите мира с христианами Запада, призывая их «перед лицом величайшей опасности... как можно лучше понять друг друга, чтобы явить человечеству один лик: лик любви и мира, Лик Христов».

Решения Чрезвычайной сессии Всемирного Совета Мира, состоявшейся 24—28 мая 1954 года в Берлине, были приняты также при участии представителя Русской Православной Церкви Митрополита Николая, который в дни сессии выступал с речами против угрозы применения атомного оружия на Конференции евангелическо-лютеранского духовенства обеих частей Берлина и по радио для христиан США, Англии, Франции и Италии с призывами расширить фронт поборников мира и с анализом решений, принятых на сессии. Свой вклад Русская Православная Церковь внесла и в решения Международной конференции по ослаблению напряженности в международных отношениях, состоявшейся в Стокгольме в июне 1954 года.

V

Русская Православная Церковь, как поборница международного мира, исходит исключительно из требований своего долга, своего призвания, своей веры. Во всем, что происходит на земле в настоящее время, самым существенным фактом для нашей Церкви является человеческая жажда мира. В ней, в этой жажде мира, Церковь видит потребность страждущего от вражды духа и потому спешит помочь людям в поисках утоляющего источника.

Эту помощь наша Церковь оказывает людям независимо от каких-либо политических концепций и планов. Но свою непричастность к политике Русская Церковь не отождествляет с безразличным отношением к ней, а всегда оценивает со стороны благоприятствования своему делу — делу душевного спасения людей. Время мира — лучшее время для спасительной миссии Церкви, поэтому она благословляет мирную политику своего государства и помогает ему бороться с угрозой новой войны.

Насколько существенно это благословение Церкви, — показывает ее моральное единство с народом в защите Родины и в защите мира. Мы знаем, что сильная Духом Божиим наша Русская Православная Церковь, в самых трудных обстоятельствах исторической жизни своего народа, всегда оказывалась для него нравственной опорой, источником духовных сил.

Содействуя объединению поместных православных церквей в защите мира, Русская Церковь становится важным фактором сближения православных народов и тем самым служит Вселенскому делу Православия.

Не менее важное значение имеют и еще будут иметь те усилия и труды нашей Церкви, которые направляются к объединению всех христианских исповеданий в защите мира.

В то же самое время позиция Русской Церкви оказывается весьма действенным примером для верующих масс всех религий мира.

Все это позволяет придти к заключению, что патриотизм Русской Православной Церкви, ограждая неприкосновенность ее духовных нив, возвышается до вселенской заботы о спасении всего человечества в борьбе за международный мир.

А. Ведерников.

[1] Начало статьи см. в «Журнале Московской Патриархии», 1954, № 10, стр. 29.

[2] «Журнал Московской Патриархии» за 1948 г., Специальный номер, стр. 31.

[3] См. «Журнал Московской Патриархии» за 1949 г., № 2, стр. 3.

[4] Первая Всесоюзная конференция сторонников мира состоялась 26 августа 1949 г.

[5] См. «Журнал Московской Патриархии» за 1949 г., № 10, стр. 3.

[6] См. «Журнал Московской Патриархии» за 1950 г., № 3, стр. 3.

[7] См. «Журнал Московской Патриархии» за 1950 г., № 6, стр. 3.

[8] См. «Журнал Московской Патриархии» за 1950 г., № 7, стр. 15.

[9] См. «Журнал Московской Патриархии» за 1950 г., № 8, стр. 5.

[10] Вторая Всесоюзная конференция сторонников мира состоялась 17 октября1950 года.

[11] См. «Журнал Московской Патриархии» за 1950 г., № 11, стр. 10.

[12] См. «Журнал Московской Патриархии» за 1950 г., № 12, стр. 12.

[13] Первая сессия Всемирного Совета Мира состоялась в Берлине 21—26 февраля 1951 г.

[14] См. «Журнал Московской Патриархии» за 1951 г., № 8, стр. 3.

[15] Вторая сессия Всемирного Совета Мира состоялась в Вене 1—7 ноября 1951 г.

[16] Третья Всесоюзная конференция сторонников мира состоялась 27—29 ноября 1951 г.

[17] См. «Журнал Московской Патриархии» за 1951 г., № 12, стр. 4.

[18] См. «Журнал Московской Патриархии» за 1952 г., № 1, стр. 4.

[19] См. «Журнал Московской Патриархии» за 1952 г., № 5, стр. 22.

[20] Чрезвычайная сессия Всемирного Совета Мира состоялась в Берлине 1—6 июля 1952 г.

[21] См. «Журнал Московской Патриархии» за 1952 г., № 8, стр. 21—26.

[22] См. «Журнал Московской Патриархии» за 1952 г., № 12, стр. 3.

[23] Конгресс народов состоялся 12—20 декабря 1952 г.


К оглавлению номера
Свежий номер ЖМП Архив Подписка Контакты



© 2017 Издательство Московской Патриархии Русской Православной Церкви


Яндекс.Метрика