1954
1953
1952
1951
1950

1949
1948
1947
1946
1945
1944
1943
Номер за ноябрь 1954 годa
раздел «»

ПАТРИАРШАЯ ПОКРОВСКАЯ ОБЩИНА В ХЕЛЬСИНКИ


I

Православие сознает себя христианством в неповрежденной полноте и беспрерывной Богом хранимой преемственности предания, идущего от времен Евангельских и Апостольских чрез всю историю Церкви. Хранителем и носителем этой идеи преемственности является весь православный народ. И поэтому нет ничего удивительного в том, что отдельные, более или менее значительные уклонения от Православия, имевшие место в различные эпохи, находили и находят своих обличителей в самых различных слоях церковного общества. На борьбу с ересью, искажающей Богооткровенное учение, или с расколом, разрывающим связи церковных канонов и иерархических взаимоотношений, часто поднимаются не только ученые специалисты, знатоки догматов и канонического права, но и представители широких масс верующего простого народа, миряне и иноки. Совесть простых верующих людей иногда гораздо острее реагирует на различные нарушения установившихся церковных норм, чем схоластически изощренные умы знатоков церковных наук.

Ярким примером такой борьбы православных людей за чистоту церковных канонов, за неискаженное предание, является история возникновения и развития частных православных общин в Финляндии, находящихся в юрисдикции Московской Патриархии. Эти общины родились и выросли в чрезвычайно сложной обстановке. Основным поводом к возникновению самой мысли об организации таких общин явились неканонические действия ряда руководителей Финляндской Православной Церкви.

Эти самочинные неканонические действия нашли свое выражение, между прочим, в отступлении указанных руководителей от признанного всем православным миром способа празднования величайшего христианского праздника Святой Пасхи. По апостольскому преданию, по правилам святых Вселенских и Поместных соборов, время празднования Пасхи является строго и точно определенным; никакое церковное общество, ни одна поместная Церковь не вправе изменить этот установившийся с древнейших времен порядок, поскольку для такого изменения необходимо было бы иметь авторитетное решение столь же компетентного и имеющего такую же широкую представительность церковного собрания, какими были те соборы, которые установили в свое время сохраняющийся доныне порядок. По этой именно причине отдельные поместные православные церкви, живущие по новому (Григорианскому) календарю, празднуют Пасху (и все, связанные с нею подвижные праздники) вместе со всем православных миром по древней традиции на основе Пасхалии, вычисленной для Юлианского календаря, так как именно этот календарь был общеупотребительным в эпоху принятия вышеуказанных соборных решений [1].

II

Православная Церковь в Финляндии, получившая в свое время автономию от Матери — Церкви Русской, а затем порвавшая с нею молитвенное и каноническое общение и перешедшая односторонним решением в юрисдикцию Константинопольской патриархии, приняла в 1923 году по вопросу о времени празднования Пасхи своеобразное решение, не согласующееся с практикой других православных церквей. В соответствии с этим решением православные, находящиеся под духовным водительством Финляндского Церковного Управления, должны начинать Святую Четыредесятницу, встречать великие дни Страстной седмицы и праздновать Светлое Христово Воскресение, а также Вознесение и Пятидесятницу не вместе со всем православным миром, а в другие сроки по Григорианскому календарю (в одно время с католиками и протестантами).

Зная о том, что все, самовольно нарушающие древние церковные постановления и раздирающие духовное единение Православия, подлежат строгим церковным взысканиям [2], многие православные люди в Финляндии нашли невозможным для себя подчиниться этому требованию. В их числе были монахи древних обителей Валаамской и Коневской [3], а также значительное число мирян, проживающих в разных местах страны. Указанные здесь события относятся к 1923—1925 годам. Защитники церковных канонов («старостильники») прервали молитвенное общение с нарушителями канонических постановлений и оказались в чрезвычайно трудном положении: предоставленные сами себе, они должны были организоваться и найти новые формы церковного бытия, которые обеспечили бы им нормальное существование. Решение вопроса пришло не сразу. Для монастырской старостильной братии наступили чрезвычайно тяжелые испытания, длившиеся до 1945 года, когда, по ходатайству старостильников, Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий направил в Финляндию Митрополита Ленинградского и Новгородского Григория. Ему удалось примирить монахов-старостильников с находившимися вне общения с ними монахами-новостильниками. С этого времени монашеские общины, признавшие юрисдикцию Московской Патриархии, живут в молитвенном единении с Русской Православной Церковью. Как подвижные, так и неподвижные праздники иноки справляют теперь все вместе по старому (Юлианскому) календарю.

Иначе сложились обстоятельства для мирян-старостильников. На основе закона о свободе совести, принятого Правительством Финляндии, им без всякой помощи извне удалось добиться юридического оформления самостоятельно существующего, признаваемого властью церковного общества, не подчиненного Финляндскому Церковному Управлению. Но это совершилось только в результате длительных настойчивых усилий. Инициатива указанного начинания принадлежала группе православных жителей г. Выборга (находившегося в то время на территории Финляндии). Во главе этой группы стояла покойная основательница Выборгской Покровской общины инокиня Анна (Анна Дмитриевна Пугина). Мысль о возможности устроения такой общины возникла у нее под влиянием бесед с иноками-старостильниками Коневского монастыря, в котором она часто бывала. Первоначально община мыслилась, как иноческая обитель, живущая по древним церковным уставам и по старому церковному календарю. Но вопиющие нужды верующих мирян, с которыми постоянно общалась инокиня Анна и которые не могли примириться с насильно насаждаемыми новостильными порядками, послужили причиной изменения первоначальных планов. Вместо иноческой обители возникла частная приходская община, поставившая своей главной задачей незыблемое хранение уставов и канонов Православия.

Оканчивался 1925 год.

Инокиня Анна, побывавшая перед этим в Коневской обители, поделилась своими мечтами о создании старостильной иноческой общины с некоторыми православными жителями Выборга, смущавшимися насильственно вводимыми новостильными порядками. И, вот, в результате этих бесед у инокини Анны возникла идея организации прихода, живущего по традициям Матери — Русской Православной Церкви.

Проект инокини Анны был воспринят ее друзьями с глубокой радостью и, вместе с тем, с боязнью за трудности осуществления этой мечты... Немногочисленная группа верующих мирян, совместно с инокиней Анной впервые собралась в частном доме для совершения праздничной всенощной. Это было 25 декабря 1925 года старого стиля в канун Рождества Христова. Но это была служба «тайная», так как всякое

молитвенное собрание верующих требовало разрешения властей; отсутствие храма и духовного пастыря также препятствовало нормальному исполнению церковных служб группой верующих, объединившихся около своей руководительницы инокини Анны. Тем не менее подобные молитвенные собрания устраивались и впоследствии.

Во время одной из таких служб, происходившей на квартире инокини Анны, в канун праздника Благовещения Пресвятой Богородицы, среди молящихся оказался о. Григорий Светловский. Присутствие пастыря на молитвенном собрании обрадовало всех богомольцев, и они обратились к нему с просьбой помочь им оформить общину, то есть получить разрешение властей на открытое отправление церковных служб и принять паству под свое духовное водительство.

Протоиерей о. Григорий ревностно начал хлопоты и получил от гражданских властей г. Выборга временное разрешение — сроком на 12 дней — для совершения богослужений в дни Страстной седмицы и Пасхи.

Для совершения литургии нужен был антиминс — за ним о. Григорий направил верного человека в Коневский монастырь. Весенняя распутица не помешала доставить драгоценную святыню из далекого Коневца в Выборг, и в Великий Четверг — день установления Таинства Евхаристии — была совершена первая литургия в первой частной православной Финляндской общине. Служил о. Григорий на квартире инокини Анны.

Весть о предстоящем праздновании светлого праздника Воскресения Христова по старому стилю разнеслась по городу и к заутрене собралось много молящихся, заполнивших всю квартиру инокини Анны, лестницу и весь двор дома.

Безгранична была радость православных, имевших возможность праздновать Светлый Праздник вместе со всем православным миром. Но окончились радостные дни Пасхальной седмицы, окончился и срок временного разрешения местных властей на молитвенные собрания общины.

Для получения постоянного правительственного разрешения на существование общины требовалось представление тщательно разработанного проекта Устава общины и ходатайство не менее двадцати человек верующих граждан-финляндских подданных [4]. Уже в мае 1926 года было подано прошение правительству об открытии частной православной общины; одновременно начались капитальные работы по перестройке деревянного дома, находящегося во дворе дома, где жила инокиня Анна, и оборудование этого дома под храм. Все работы производились исключительно на средства верующих, — жертвы текли: верующие, воодушевленные примером неутомимой деятельности о. Григория, несли иконы и отдавали золото и серебро для священных сосудов.

Прошло лето. Устроение и оборудование храма было закончено, но никаких решений правительства в ответ на поданное прошение на последовало. Уныние овладело верующими: уже зима началась и наступил Филиппов пост, но ответа все еще не было. Только горячая вера и молитва укрепляли надежду маленькой общины на благополучное разрешение вопроса. Наконец 10/23 декабря 1926 года из Хельсинки сообщили, что правительство утвердило Устав и разрешило открыть частную православную общину в г. Выборге.

Отслужив благодарственный молебен, члены новой общины послали телеграмму Высокопреосвященному Митрополиту Евлогию [5] с просьбой благословить освящение нового храма и принять общину под свое управление. Митрополит Евлогий ответил телеграммой: «Благословляю освятить храм в честь Покрова Пресвятой Богородицы». Торжество освящения состоялось в г. Выборге 20 декабря 1926 года — 2 января 1927 года — и праздновалось верующими, как светлый праздник Пасхи. Настоятелем храма был утвержден основатель общины о. Григорий Светловский.

III

Шли годы. Юная община численно возрастала и организационно укреплялась. В общине крепко соблюдались устои традиционного богослужебного строя, уставы и каноны Церкви. Развертывалась и благотворительная деятельность.

По благословению Митрополита Евлогия, в 1935 году общину посетил Преосвященный Сергий, епископ Пражский [6], доставивший верующим великую духовную радость торжественными архиерейскими служениями и мудрыми архипастырскими наставлениями.

Военные события 1939 года были встречены членами общины, как тяжкое испытание, сплотившее верующих еще теснее под Покровом Пресвятой Богородицы. В городе было уже немало разрушений, но храм оставался невредимым, и службы в нем совершались ежедневно. Началась эвакуация гражданского населения. В день Введения во храм Пресвятой Богородицы настоятель храма о. Григорий тоже выехал из г. Выборга для обслуживания беженцев, выселенных из города.

С этого момента кончился «Выборгский период» существования Покровской общины и начался период странствований и рассеяния. Праздник Крещения Господня (в 1940 г.) был встречен многими членами общины в глухом местечке Кангасниеми в 65 км от города Миккели (Санкт-Михель), где временно поселились о. Григорий Светловский и инокиня Анна. Разделяя скорбь верующих о покинутом храме, утвари и имуществе, настоятель о. Григорий добился разрешения на вывоз церковного имущества из г. Выборга.

Заключение мира 1/14 марта 1940 года было встречено общиной в дни второй седмицы Великого поста в селе Кангасниеми. Пасхальная служба вновь собрала почти всех членов общины, прибывших даже из отдаленных мест эвакуации. У них не было в те дни храма. Но в сердце не умерла надежда на то, что Воскресший из мертвых Господь воскресит и восстановителя них священное место молитвы и богослужений там, где будет угодно Его святой воле.

Когда закончился период военных скитаний, оказалось, что большинство членов общины сосредоточилось мало-помалу в столице Финляндии — г. Хельсинки. Вполне естественной была поэтому мысль о создании нового храма Покровской общины именно в Хельсинки. Но так как город был переполнен переселенцами из восточных частей страны, то на первое время пришлось воспользоваться наемным помещением, сняв за городом (в Мейлахти) дачу с правом переоборудования дома под храм. 12/25 августа 1940 года состоялось освящение этого временного храма, где было размещено церковное имущество, вывезенное из Выборга.

Поиски помещения для устройства постоянного храма продолжались зимой и весной 1941 года. Но в это время новое горе потрясло весь мир: 9/22 июня 1941 года вспыхнула новая война — через 15 месяцев после недавно пережитой. И эта беда еще теснее сплотила верующих около церкви. Помощи ждать было неоткуда — оставалась одна надежда на спасение под Покровом Владычицы Небесной. И Она хранила и укрепляла всех прибегавших к Ней и веровавших в защиту Великой Заступницы и Утешительницы скорбей и печалей в страшные военные годы огненных испытаний... Опять смерть витала кругом, рвались бомбы, гибли люди, рушились каменные здания, но легкий деревянный дом, в котором ютился храм Покровской общины, оставался целым и невредимым, как корабль среди бушующего океана — не хотела Владычица лишать чад Своих последнего утешения в земных скорбях... Наконец, окончилась и эта война, наступил долгожданный мир, а за ним последовали события, имевшие исключительную важность в жизни Покровской общины.

Экзарх Западноевропейских православных русских церквей Высокопреосвященный Митрополит Евлогий, возглавлявший и Покровскую общину, признал юрисдикцию Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия. Этим актом Покровская община была воссоединена с Матерью — Церковью Русской.

Торжество воссоединения было совершено Высокопреосвященным Митрополитом Ленинградским и Новгородским Григорием, прибывшим в Финляндию 24 сентября (7 октября) 1945 года [7]. Этот приезд Митрополита Григория был воспринят членами общины как великое духовное торжество, запечатлевшее в их сердцах радость восстановления молитвенного общения с родной им по духу, по языку и по богослужебному уставу Великой Русской Православной Церковью.

Из-за дальности расстояния Митрополиту Евлогию трудно было следить за жизнью православных, находящихся в Финляндии. Поэтому с указанного момента все духовные нужды общины стали подведомственны непосредственно Митрополиту Григорию, который, по благословению Святейшего Патриарха Алексия, принял под свое духовное окормление православных, живущих в Финляндии и находящихся в юрисдикции Московской Патриархии. С этого времени начался новый период в жизни Покровской общины.

IV

Сложной, исключительно ответственной была деятельность настоятеля общины о. Григория в годы организации прихода. Тяжелые испытания перенес он в период войны и эвакуации. И послевоенный период оказался тоже нелегким: далеко не все члены общины имели возможность собраться в Хельсинки. И вот, несмотря на свой преклонный возраст, ревностный пастырь служит и трудится не только в Хельсинки, но и систематически объезжает находящихся в рассеянии своих духовных чад. Его многотрудная, исполненная подвигами деятельной любви, жизнь вся была отдана на благо созданной им общины. И когда настал конец его земного странствования, любимая им паства восприняла разлуку с своим духовным отцом и руководителем, как тяжкую, ничем не вознаградимую, потерю. О. Григорий тихо отошел ко Господу 6/19 июня 1948 года на 77 году жизни [8].

По завещанию покойного о. Григория и по решению общего приходского собрания, настоятелем общины был избран диакон общины о. Владимир Волков, который был посвящен во иерея Высокопреосвященным Митрополитом Григорием в Ленинграде 26 сентября (8 октября) 1948 года.

Вскоре отошла в иной мир и душа незабвенной инокини Анны (Анны Дмитриевны Пугиной) — основательницы общины, исполнявшей в течение двадцати трех лет должность церковного старосты и казначея прихода. Оплакав ее кончину, члены общины решили употребить все усилия, чтобы исполнить завет почивших основателей — создать новый постоянный храм во имя Покрова Пресвятой Богородицы в Хельсинки.

[1] Наиболее важными постановлениями по вопросу о праздновании Пасхи являются 7-е Апостольское правило и 1-е правило поместного Антиохийского Собора 341 года. В этом последнем содержится указание на аналогичное решение Отцов Первого Вселенского Собора 325 года.

[2] «Все дерзающие нарушать определение святого и великого Собора в Никее бывшего, ...о святом празднике спасительной Пасхи, да будут отлучены от общения и отвержены от Церкви» (из 1-го правила Антиохийского Собора 341 г.).

[3] Часть монахов, принявших (частично) требования, предъявленные им Церковным Управлением («новостильникн»), сохранили Пасхалию по Юлианскому календарю, но все неподвижные праздники праздновали по Григорианскому стилю. «Новостильники» пользовались поддержкой Церковного Управления, тогда как «старостильники» подверглись гонениям.

[4] Устав, утвержденный Правительством Финляндской республики, приобретает силу закона, а ходатайство двадцати членов общины — финских граждан — является основанием для получения правительственного разрешения на открытие частной православной общины — на правах существующих в государстве сектантских обществ.

[5] Митрополит Евлогий управлял в то время значительной частью русских зарубежных приходов. Впоследствии он со своей паствой перешел в юрисдикцию Московской Патриархии. Скончался в Париже в 1946 году.

[6] Скончавшийся в 1952 г. в сане архиепископа Казанского.

[7] См. выше, стр. 42.

[8] Протоиерей Григорий Светловский окончил Новгородскую духовную семинарию. Священствовал в Нейшлоте (Савонлинна) и в Териоках (Зеленогорск). Во время организации старостильной Выборгской общины не имел прихода. Настоятельствовал в Покровской общине двадцать два года.


К оглавлению номера
Свежий номер ЖМП Архив Подписка Контакты



© 2017 Издательство Московской Патриархии Русской Православной Церкви


Яндекс.Метрика