1954
1953
1952
1951
1950

1949
1948
1947
1946
1945
1944
1943
Номер за октябрь 1954 годa
раздел «»

ПАТРИОТИЧЕСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ И ЕЕ УЧАСТИЕ В БОРЬБЕ ЗА МИР

I

Десятилетие, прошедшее с момента возобновления патриаршества в 1943 году, — достаточный повод для обозрения патриотической деятельности и участия в борьбе за мир Русской Православной Церкви, хотя то и другое ее служение не может быть измерено указанным десятилетием. И патриотизм и служение делу мира составляют неотъемлемые свойства нашей церковной жизни на протяжении всей ее истории.

Но в данный период времени патриотизм Русской Церкви проявился в новых условиях отделения от Государства, а ее участие в защите мира оказалось не только важным элементом нашего национального движения против войны, но и получило значение общехристианского, вселенского дела. Поэтому раскрыть этот церковный опыт — значило бы, прежде всего, показать пример отношения Церкви к своему отечеству и затем дать христианское решение вопроса о войне и мире.

II

Положение нашей Церкви в предвоенные годы трудно выразить в краткой характеристике. Это было время местоблюстительства Митрополита Сергия, время его мужественного противостояния обновленческому и заграничному расколам, время борьбы за церковное единство. Успехами этой борьбы постепенно создавались условия для приведения в норму отношений между Церковью и Государством, но полной ясности в этих отношениях еще не было. С трудом налаживались связи с заграничными приходами и епархиями, сохранившими верность Матери-Церкви. Не было необходимой полноты и в междуцерковных отношениях.

Словом, Русская Православная Церковь была далека от внутреннего устройства в то время, когда наша страна подверглась внезапному нападению гитлеровских полчищ. Этот бедственный момент сразу же выявил подлинное отношение нашей Церкви к своей гражданской родине. Собственные болезни и неустройства были на время забыты, и в

первый же день войны Патриарший Местоблюститель Митрополит Сергий обратился к православному духовенству и пастве с историческим посланием, ясно определившим позицию Церкви: «Православная Церковь, — говорилось в нем, — всегда разделяла судьбу народа. Вместе с ним она и испытания несла и утешалась его успехами. Не оставит она своего народа и теперь. Благословляет она небесным благословением и предстоящий всенародный подвиг» [1].

Это послание вызвало в верующем народе огромное воодушевление, и вся нравственная мощь Русской Православной Церкви в одно мгновение оказалась направленной к спасению и благу Родины. Навязанная нашему народу война стала для православных людей священной войной, и никакие временные успехи фашистских захватчиков не смогли: уже ослабить общей уверенности в победе.

Воодушевляя православных людей этой уверенностью, Митрополит Ленинградский Алексий указывал на непреложный закон, что неправедно взявший меч от меча и погибнет. В его посланиях к духовенству и пастве убедительно раскрывалось христианское отношение к войне, которая «есть страшное и гибельное дело для того, кто предпринимает ее без нужды, без правды, с жаждою грабительства и порабощения... Но война — священное дело для тех, кто предпринимает ее по необходимости, в защиту правды, отечества...» [2]

Так с самого начала войны наша Русская Православная Церковь оказалась источником живых патриотических чувств и настроений. Разделяя с народом горькую чашу страданий, она противопоставила врагу силу не ослабевающей ни на один день молитвы и свою повседневную заботу о скорбящих и страждущих, о поддержании бодрости и веры в победу, о единстве православной семьи.

Когда в октябре 1941 года над Москвой нависла угроза фашистского наступления, Патриарший Местоблюститель Митрополит Сергий ободрил свою московскую паству посланием, в котором напомнил, что русскому народу не в первый раз приходится принимать огненное крещение для спасения родной земли, что с «Божией помощью и в эту годину испытаний наш народ сумеет попрежнему постоять за себя и рано или поздно, но прогонит прочь наседающего чужанина» [3]. Ограждая этой надеждой верующих русских людей от малодушия, Патриарший Местоблюститель звал каждого бодро стоять на своем посту, содействовать обороне отечества нашего и ревниво хранить драгоценные заветы нашей святой православной веры.

И призывы Церкви не остались напрасными. Уже на пятом месяце войны Митрополит Сергий, находясь в Ульяновске, обратился к верующим с новым посланием о близости часа победы. Он писал: «Отрадно сознавать, что семя, брошенное Московской Патриархией, дает богатые всходы. Совсем недавно мы обращались к пастве, пробуждая патриотические чувства, а теперь патриотизм поднялся грозной волной для врага, и уже близок час, когда она смоет с лица земли коричневую нечисть. Отрадно, что прихожане многих храмов организуют сбор средств на укрепление обороны нашей Родины» [4].

Действительно, с развитием военных событий патриотический подъем среди духовенства и верующего народа стал выражаться в значительных пожертвованиях на нужды войны. Во всех храмах начались систематические сборы денежных средств и вещей, поступавших в распоряжение государства. К первой годовщине войны, например, московские церкви собрали на подарки для армии более трех миллионов рублей, кроме теплых вещей. А нижегородская церковная община, не посрамив памяти Козьмы Минина, предоставила более миллиона рублей на подарки и до ста тысяч рублей на теплые вещи. Списки щедрых пожертвований непрерывно росли, и в дальнейшем ходе войны эта форма патриотической деятельности нашей Церкви приобрела широкие масштабы.

Но с начала 1942 года перед Церковью встала и другая задача: поддержать дух православных людей, оказавшихся на временно оккупированной врагом территории. Нужно было напоминать им о том, чтобы они, находясь в плену у врага, не забывали о своем национальном достоинстве и сохраняли верность Церкви и Родине. «Да бежит далеко от нас всякая искусительная надежда, — наставлял свою пленную паству Митрополит Сергий, — купить себе благополучие путем измены Церкви и Родине или хотя бы путем малодушного прислуживания перед врагом к унижению Родины и самих себя» [5].

Этими напоминаниями наша Церковь оказывала огромную нравственную поддержку своей пастве, оказавшейся в плену, и воодушевляла ее на сопротивление врагам, в тылу которых успешно действовали партизанские отряды. Православные люди призывались помогать им и твердо стоять против врага, «мужественно и непоколебимо содержа веру и верность».

Но те же призывы Церкви являлись осуждением для малодушных и прямых изменников Церкви и Родины. Среди них оказался епископ Владимиро-Волынский Поликарп Сикорский, объявивший себя главой Православной Церкви в оккупированных тогда областях Украины. По поводу его разрыва с Матерью-Церковью, вызванного политическими целями, Патриарший Местоблюститель Митрополит Сергий дважды [6] обращался к православной пастве Украины с призывом не входить ни в какое общение с нарушителем церковных канонов, которого Собор епископов запретил в священнослужении. О том же писал в своем послании к украинской пастве Митрополит Киевский и Галицкий Николай, тогдашний Экзарх Украины [7].

Полгода спустя, Патриарший Местоблюститель должен был осудить изменническую деятельность митрополита Литовского Сергия Воскресенского, который, вместе с другими прибалтийскими архиереями, посылал приветственную телеграмму Гитлеру. Предполагая, что такое поведение пленных архиереев явилось следствием фашистских методов воздействия, возглавитель Русской Православной Церкви писал пастве по этому поводу, что всякий русский, не желающий изменять своей нации и ее историческим заветам и целям, не пойдет с врагами Советов, потому что Советы возглавляют наше русское национальное государство и борются за его мировое и международное значение [8].

Это убеждение Первосвятителя Русской Церкви запечатлевалось в сознании русских православных людей, укрепляя их патриотические чувства и надежду на скорый и окончательный разгром врага. «С нами Бог! Разумейте языцы, и покоряйтеся, яко с нами Бог!» — писал Блаженнейший Сергий в Рождественском послании 1942 года. Раскрывая смысл этой победной песни из опыта нашей истории, он в сильных выражениях изображал эту войну, как всенародный подвиг — подвиг доблести, верности и жертвы, исполненной веры в конечную победу, той веры, которая коренится в сознании правоты нашего дела: «не мы начали войну; нас вынудили взяться за оружие, чтобы защитить Родину...»

В это время наша доблестная армия уже гнала врагов с лица родной земли, и неумолкавшее слово Церкви продолжало вселять в сердца твердую уверенность в близкой победе. «Лук сильных изнеможе, а немощствующие препоясашася силою» (1 Цар. 2, 4), — говорилось в послании Местоблюстителя [9]. «Бодрствуйте, будьте мужественны, тверды» (1 Кор. 16, 13), — повторял слова апостола Павла Митрополит Киевский и Галицкий Николай в своем послании к украинской пастве. — Еще недолго терпеть вам муки от вонзившихся в тело ваше зубов хищника. Мы знаем непреложное слово Божие о таких насильниках: «У Меня отмщение и воздаяние; близок день погибели их; скоро наступит уготованное для них» (Втор. 32, 35) [10].

Успехи на фронте вызвали в народе соревнование по сбору пожертвований на дело решающей битвы с фашистскими захватчиками, на дело скорейшего окончания войны. В эти дни всенародного патриотического подъема Патриарший Местоблюститель Митрополит Сергий призвал верующих повторить пример Преподобного Сергия Радонежского, пославшего на Куликовскую битву двух иноков-богатырей, и от лица Русской Православной Церкви послать нашей армии на предстоящий решающий бой, вместе с нашими молитвами и благословением, вещественное показание нашего участия в общем подвиге: танковую колонну имени Димитрия Донского, сооруженную на церковные пожертвования [11].

Верой в близкую победу одушевлял свою паству и Митрополит Ленинградский Алексий. Оставаясь в осажденном городе, он делил с его населением все трудности длительной блокады, совершал богослужения и поддерживал дух православных горожан своими проповедями. В дни наибольших трудностей верующие ленинградцы приобщались к бодрому и уверенному настроению посланий своего архипастыря и следовали его призывам хранить бодрость духа, усугублять его сознанием нашей правоты и «нести до конца подлинно всенародный подвиг стояния за наше родное отечество в ожидании того счастливого дня, когда Господь, услышав глас моления нашего, «сотворит с нами знамение во благо и возвеселит сердце наше» победою над врагом, победою окончательною, которая явится залогом прочного мира между народами и всеобщего преуспеяния во славу Божию» [12].

Поддерживая дух верующего народа в борьбе с врагом, наша Церковь не оставляла без своего материнского попечения и находящихся в плену и освобождаемых из плена православных людей. Первых она призывала всеми мерами помогать партизанскому движению во вражеском тылу, а вторым указывала на необходимость восстановления нашей страны. «Испытав на опыте, что несет вам с собой фашистское нашествие, — писал освобожденным ростовчанам Патриарший Местоблюститель, — вы не можете желать его повторения, а потому должны... восстановить свое духовное единство с великим русским народом и с его первосвятынею Православною Патриаршей Церковью. В этом единстве залог изгнания врагов из пределов нашей страны и восстановления в ней прежней красоты и довольствия» [13].

Во всех сложных обстоятельствах великой войны Русская Православная Церковь не переставала служить укреплению морального единства нашего народа, без которого победа была бы немыслимой. Когда в апреле 1943 года фашисты, перебросив свои войска с европейских фронтов на наш фронт, снова пытались наступать, Митрополит Сергий спокойно и твердо заповедал своей пастве непоколебимо верить в грядущую победу. Ко дню двухлетия войны он поднял дух верующих новым призывом усилить молитвенную и материальную помощь Красной Армии. В то же время Церковь не оставляла своих забот о церковном единстве своей паствы, немедленно посылая епископов в освобождаемые от врага области. А церковное единство верующих служило укреплению морального единства всего нашего народа.

В своей патриотической деятельности наша Церковь не ограничивалась пределами своей страны: она стремилась установить и укрепить братские связи с православными народами западных стран, страдавшими под игом Гитлера. С этой целью Митрополит Сергий и Митрополит Николай в ноябре и декабре 1942 года обращались от лица Русской Церкви к православным румынам, призывая их отказаться от подневольного союза с Гитлером [14]. Перед Пасхой 1943 года Патриарший Местоблюститель с подобным же призывом обратился ко всем христианам в Югославии, Чехословакии, Греции и прочих странах [15]. А в день двухлетия войны последовало обращение к братьям-славянам. Митрополит Николай писал им о приближении часа великих событий на фронтах войны, о предстоящих решающих боях и призывал содействовать победному разгрому общего врага [16]. Эти призывы Русской Церкви не остались без ответа, и православный мир стал постепенно объединяться в борьбе против фашизма.

Так помогала народу и Государству наша Церковь в борьбе с общим внешним врагом, напавшим на нашу землю. Эта помощь Церкви состояла в духовном руководстве верующими, в молитвах и патриотической деятельности. Эта помощь усиливала собою нравственные условия победы, условия «гораздо более возвышенные, можно сказать, даже более действенные, чем численность и сила орудий современного боя. Они, эти нравственные условия, владеют и победоносным воинством, которому нужно воодушевление,... нужна готовность перенести все и всякие жертвы, лишения, раны и самую смерть; они, эти нравственные условия, нужны и для народа,... который до войны породил и воспитал армию и во время войны питает ее духовно. Такими нравственными условиями успеха воинского оружия являются: твердая вера в Бога, благословляющего справедливую брань; религиозный подъем духа; сознание правды ведомой войны; сознание долга перед Богом и родиной...»

Так говорил Митрополит Ленинградский Алексий в своем докладе на Соборе епископов Русской Церкви, который 8 сентября 1943 года избрал Патриаршего Местоблюстителя Митрополита Сергия Патриархом Московским и всея Руси. Этот же Собор осудил изменников вере и отечеству и подал свой голос в защиту общехристианских идеалов, попираемых фашизмом, «за свободу, счастье и культуру всего человечества». Выражая идею великого братства народов, этот замечательный призыв до сих пор сохраняет свое значение в той борьбе, которую Русская Православная Церковь ведет в защиту мира.

III

Избрание Патриарха благотворно отразилось на положении и благоустройстве нашей Церкви: ее собирательная деятельность усилилась, обновленческий раскол пошел на убыль, церковная жизнь стала укрепляться.

Это событие отозвалось огромным удовлетворением во всех уголках христианского мира, не говоря уже о поместных православных церквах, с которыми у нас стали восстанавливаться более тесные связи.

Более глубокий смысл получила и патриотическая деятельность нашей Церкви, весьма важная для морально-политического единства страны, боровшейся с внешним врагом. Православные люди с новым одушевлением внимали молитвам, утешениям и призывам своего Патриарха, проникались верой в близкую победу и удесятеряли свои труды на благо Родины.

В это время советские войска, освобождая разоренные города и селения, продолжали гнать противника на запад. Для всех было ясно, что фашистов ожидает окончательное поражение. Поэтому приблизить, ускорить его стало главной целью нашей армии и нашего народа.

Церковь, ставшая на путь внутреннего устроения, продолжала оказывать свою мощь делу освобождения Родины от врага, делу окончательной победы. Это была, главным образом, нравственная помощь и потому особенно действенная. «Едиными усты и единым сердцем» православные люди возносили свои молитвы Всевышнему о даровании победы. Ратные и трудовые подвиги, людские страдания и даже самая смерть получали в Церкви высшее оправдание. Церковь радовалась вместе с освобожденными от вражеской оккупации и призывала к надежде еще находившихся во власти врага.

Не прерывалась и материальная помощь Церкви. В марте 1944 года Митрополит Николай передал Красной Армии танковую колонну имени Димитрия Донского, построенную на пожертвования церковных людей. Сама по себе она, конечно, не могла прибавить много силы нашей армии, но и два инока, посланные Преподобным Сергием на Куликовскую битву, не могли решить ее исхода своим участием. Зато они принесли русскому войску благословение Церкви на святое дело спасения Руси. Точно так же и танковая колонна явилась благословением Церкви на разгром противников Креста Христова, как назвал фашистов Архиерейский Собор 1943 года.

Многое сделала наша Церковь и в смысле идеологической помощи фронту. Еще Патриарх Сергий положил начало церковному разоблачению фашистской идеологии и, со свойственной ему духовной зоркостью, определил ее, как антихристианскую идеологию. Из архипастырских посланий и проповедей духовенства православные люди узнавали о тесной связи между теорией фашизма и его стремлением к мировому господству. Жестокости фашистов с их практикой массового уничтожения людей служили тому наглядным доказательством.

В том же направлении велась работа на страницах «Журнала Московской Патриархии». В нем из номера в номер печатались послания, проповеди, статьи и заметки, в Которых героизм нашего народа, его жертвенный подвиг противопоставлялись вероломству фашизма и его нарушениям христианской и международной морали. Нравственная оценка фашистских злодеяний будила мысль о темном источнике фашистской политики и превращалась в грозный приговор истории, обличающий перед всем миром антихристианскую сущность фашизма.

Незадолго до третьей годовщины войны скончался Патриарх Сергий [17], но его патриотические заветы продолжали одушевлять архипастырей пастырей и мирян. Митрополит Ленинградский и Новгородский Алексий, ставший Патриаршим Местоблюстителем, призвал верующих усилить молитвы о победе над врагом и материальную помощь на нужды войны. В предвидении скорого окончания войны был открыт всецерковный сбор пожертвований в фонд помощи детям и семьям воинов Красной Армии. Православные люди нашей страны призывались к бодрости душевной и непоколебимой вере в торжество правды, в победу нашего правого дела.

Нельзя забывать, что при нападении на нашу землю враг думал внести разлад в единство населявших ее народов, вызвать недовольство советской властью; они надеялись и Церковь нашу противопоставить Советскому государству, но оказались посрамленными в своих ожиданиях: перед лицом опасности народы Советского Союза сплотились между собою еще крепче, а Русская Православная Церковь соединила свою судьбу с судьбой паствы на жизнь и на смерть. Помогая стране и народу достигнуть победы над врагом, наша Церковь действовала «не в надежде на выгоду», «не из лукавого расчета, что победа обеспечена за нашей страной, а во исполнение своего долга, как мать, видящая смысл жизни в спасении ее детей» [18].

С этим смыслом неразрывно связана вся патриотическая деятельность Русской Православной Церкви. Всегда молящаяся об избавлении от меча, как от бедствия, она благословила войну в защиту отечества, потому что оно подверглось нападению фашистской Германии. Защищаясь, надо было восстановить поруганные права нашего народа, отстоять его материальное и духовное достояние, добиться победы. Иначе как бы могла восторжествовать справедливость?! И наша Церковь, вместе с народом, стала бороться за победу правого дела, за торжество справедливости, которая должна была дать народам и справедливый мир.

А. Ведерников

(Окончание следует)

[1] Сборник церковных документов «Русская Православная Церковь и Великая Отечественная война». Послание Патриаршего Местоблюстителя Митрополита Московского и Коломенского Сергия от 22 июня 1941 г., стр. 3 — 5.

[2] Сборник церковных документов «Русская Православная Церковь и Великая Отечественная война». Обращение к верующим Митрополита Ленинградского Алексия от 26 июля 1941 г., стр. 51 — 54.

[3] Там же. Послание Патриаршего Местоблюстителя Митрополита Сергия от 1/14 октября 1941 г., стр. 6 — 7.

[4] Сборник церковных документов «Русская Православная Церковь и Великая Отечественная война». Послание Патриаршего Местоблюстителя Митрополита Сергия! от 11/24 ноября 1941 г., стр. 8 — 10.

[5] Сборник церковных документов «Русская Православная Церковь и Великая Отечественная война». Послание от января 1942 г., стр. 12 — 13.

[6] Сборник церковных документов «Русская Православная Церковь и Великая Отечественная война». Послание Патриаршего Местоблюстителя Митрополита Сергия от 5 февраля и 28 марта 1942 г., стр. 13 — 17.

[7] Там же. Послание Митрополита Киевского и Галицкого Николая от 28 марта 1942 г., стр. 66 — 69.

[8] Там же. Послание Патриаршего Местоблюстителя Митрополита Сергия от 22 сентября 1942 г., стр. 32 — 34.

[9] Сборник церковных документов «Русская Православная Церковь и Великая Отечественная война». Послание от 25 декабря 1942 г., стр. 37 — 38.

[10] Там же. Послание от 20 декабря 1942 г., стр. 72 — 74.

[11] Сборник церковных документов «Русская Православная Церковь и Великая Отечественная война». Послание от 30 декабря 1942 г., стр. 41 — 42.

[12] Там же. Послание к ленинградской пастве, март 1942 г., стр. 55 — 58.

[13] Сборник церковных документов «Русская Православная Церковь и Великая Отечественная война». Послание от 20 марта 1943 г., стр. 43 — 45.

[14] Сборник церковных документов «Русская Православная Церковь и Великая Отечественная война». Послание от 22 ноября 1942 г., стр. 77 — 79.

[15] Там же. Послание от 23 апреля 1943 г., стр. 83 — 86.

[16] Там же. Послание от 22 июня 1943 г., стр. 87 — 89.

[17] Святейший Патриарх Сергий скончался 15 мая 1944 г.

[18] «Правда о религии в России», изд. Московской Патриархии, стр. 12.


К оглавлению номера
Свежий номер ЖМП Архив Подписка Контакты



© 2017 Издательство Московской Патриархии Русской Православной Церкви


Яндекс.Метрика