1954
1953
1952
1951
1950

1949
1948
1947
1946
1945
1944
1943
Номер за май 1954 годa
раздел «»

HIEROMOINE AUGUSTIN

L’Eglise Russe et ses paroisses en Occident vues pa un occidental

(Иеромонах Августин. Русская Церковь и ее приходы на Западе по взгляду человека Запада)

«ВЕСТНИК РУССКОГО ЗАПАДНОЕВРОПЕЙСКОГО ПАТРИАРШЕГО ЭКЗАРХАТА»,

№ 17 (1954 г.), стр. 59—63, на французском языке.

Автор рассматриваемой статьи, иеромонах Августин (Робертс), по национальности и по подданству англичанин, является священником Русской Православной Церкви. Живя в Швейцарии, он руководит небольшим православным приходом, состоящим как из русских, так и из людей Запада.

Свою статью автор написал, желая выяснить свое отношение к Русской Церкви с точки зрения человека Запада, особенно в связи с раздорами среди русских по вопросу о церковной юрисдикции. Это отношение он раскрывает только с положительной стороны, ни с кем не вступая в бесплодную полемику. Оставаясь всецело на почве чисто церковной, он не примешивает к своим соображения каких-либо политических, социальных и других человеческих мотивов, не применимых там, где речь идет о Церкви, которая «не от мира сего».

Для того, чтобы избегнуть путаницы, автор прежде всего устанавливает, что следует разуметь под названием Русской Церкви. Несомненно, — говорит он, — что Русская Церковь есть Церковь, находящаяся в России, а также те приходы вне России, которые находятся в юрисдикции этой Церкви. Те группировки русских за границей, которые вышли из подчинения Церкви в России и не имеют с ней канонической и литургической связи, не являются ни Русской Церковью, ни ее частью. Таким образом, в определении Русской Церкви за границей национальность не играет никакой роли: есть иностранцы, которые принадлежат к Русской Церкви, и есть русские, которые связь с ней потеряли. Так как Православная Церковь в России признана всеми остальными православными автокефальными церквами, и ни одна из них не ставила под сомнение ее веру или каноническую законность ее управления, то люди Запада, желающие присоединиться к Православию, могут без всякого сомнения вступать в Русскую Церковь, как и во всякую другую Православную автокефальную Церковь, и они найдут здесь подлинную жизнь Православия.

Однако у человека Запада, может быть, имеются какие-либо основания не входить в Русскую Церковь? Или, наоборот, у него есть такие основания, по которым ему следует входить именно в Русскую Церковь? На эти два вопроса — отрицательный и положительный — автор и дает ответ в дальнейшем изложении.

Единственное возражение, которое встречал автор против вступления в Русскую Церковь, имело политический характер. Но автор правильно возражает против смешения политических соображений с жизнью Церкви. И, действительно, нельзя привести ни одного факта, свидетельствующего о том, что Русская Церковь требует от присоединяющихся к ней западных христиан подданства русскому государству или какого-либо сочувствия его политической системе. И сам автор, оставаясь верноподданым английской короны, никогда не слышал, чтобы Русская Церковь предписывала ему изменить свои убеждения. Напротив, при своем посвящении епископом Русской Церкви, он приносил клятву остаться верным своей стране. И потому не правы те, которые говорят, что члены Русской Церкви вне России чем-то обязуются в отношении Русского государства. Новый Завет учит, что христианин должен покоряться гражданской власти, хотя бы эта власть и не была христианской, как то было во времена апостолов. Кроме того, было бы лицемерием не видеть, что и на Западе много атеистов и что положение Церкви там едва ли прочнее, чем в России: если там все храмы открыты, то зато они пусты. Поэтому политический мотив невозможности для человека Запада вступить в Русскую Церковь нужно признать несостоятельным.

Автор указывает и на преимущества присоединения именно к Русской Церкви. Дело в том, что из всех автокефальных православных церквей, имеющих приходы в Западной Европе, только Русская Церковь действительно проявляет заботу о присоединяющихся к ней. А равнодушное отношение к ним других православных церквей приводит к тому, что, присоединения к ним людей Запада почти не бывает, за исключением разве случаев смешанных браков. Поэтому мы и видим, что большинство православных священников из западных христиан получили посвящение в Русской Церкви и большинство мирян из тех же людей были приняты этой Церковью.

Автор далее говорит, что только Русская Православная Церковь ввела для православных людей Запада (и для тех молодых русских, которые, родившись за границей, не понимают ни славянского, ни русского языков) богослужение на национальных европейских языках, равно как и богослужение западного обряда. И хотя работа по созданию Западной Православной Церкви терпит в настоящее время некоторые неудачи, Русская Церковь не изменяет своего отношения к этому делу. Достаточно вспомнить то благоволение к западным приходам, которое с самого начала выражал Патриарх Сергий и которое продолжает неизменно выражать и Патриарх Алексий. Между тем очень сомнительно, чтобы люди Запада могли найти православную жизнь в других автокефальных православных церквах Европы без потери своего языка и своей национальности.

Обращаясь к своему небольшому приходу в Швейцарии, автор с удовлетворением указывает на царящее в нем согласие и общую духовную жизнь, несмотря на различие национальностей, и отсутствие давления с чьей-либо стороны. И потому по отношению к тем, кто хотел бы присоединиться к Православию через Русскую Церковь, но, подобно Нафанаилу, сомневается — может ли из Назарета быть что-либо доброе, автор считает возможным ограничиться ответом Апостола Филиппа: «приди и посмотри» (Иоан. 1,46).


К оглавлению номера
Свежий номер ЖМП Архив Подписка Контакты



© 2017 Издательство Московской Патриархии Русской Православной Церкви


Яндекс.Метрика