1954
1953
1952
1951
1950

1949
1948
1947
1946
1945
1944
1943
Номер за апрель 1954 годa
раздел «»

РУССКАЯ ДУХОВНАЯ МИССИЯ В ПАЛЕСТИНЕ

(Исторический очерк)

I

Путешествие в Святую Землю и в святый град Иерусалим издавна было вожделенной целью каждого русского паломника. «Троице-Сергий», Киевские угодники, Валаам, Соловки — кажется, уже почти все русские святыни исхожены многотрудными ногами богомольца, однако душа не успокаивается на этом, наоборот, чем больше она узрела святынь, чем больше напиталась благодати, тем сильнее разгорается желание побывать в Святой Земле, искупаться в «Ердань-реке», увидеть и облобызать ту землю, которую Господь наш Иисус Христос освятил Своим пребыванием.

«Понужен бых [1] мыслию своею и нетерпением своим, восхотех видети святый град Иерусалим и землю, обетованную Богом Аврааму, — пишет один из первых русских паломников, писатель XII века, игумен Даниил. И видех всю землю Галилейскую и святая места,.... где Христос Бог наш походи Своими ногами и много чудес показа» [2].

Стремлением благочестивых русских людей в Святую Землю началось

издавна, весьма скоро после принятия на Руси христианства. Несмотря на дальность и трудность пути волна паломников в страну священных для каждого христианина воспоминаний непрерывно росла и к рассматриваемому нами времени, к XIX веку, приняла массовый характер.

Это паломничество явилось ярким выражением того тяготения, которое имела Русская Православная Церковь к сближению с Матерью всех церквей — Церковью Иерусалимской и с другими восточными церквами. Их трудное положение привлекало внимание Русской Церкви к нуждам Православия на Востоке, и в 1847 году Святейший Синод решил учредить в Иерусалиме Русскую Духовную Миссию, которая должна была представительствовать от лица Русской Православной Церкви перед Иерусалимским Патриархатом, содействовать делу Православия и помогать русским паломникам в Святой Земле.

Выполняя эти задачи, Русская Духовная Миссия вела большую духовно-просветительную и благотворительную деятельность: учреждала школы, типографии, библиотеки, приюты и богадельни, строила храмы и странноприимные дома.

В этом духе Русская Православная Церковь мыслила установить связь с Иерусалимской Церковью, чтобы оказать посильную помощь делу Православия в самом его источнике, Святой Земле. Начальником Миссии был назначен архимандрит Порфирий (Успенский), незадолго до этого посетивший Восток с научной целью и считавшийся его знатоком. Штат Миссии, вместе с ее начальником, состоял из четырех человек: один архимандрит — начальник Миссии, один иеромонах и два причетника. В число сотрудников Миссии входил баккалавр Петербургской Духовной Академии иеромонах Феофан (Говоров), впоследствии епископ Владимирский и Суздальский, затворник Вышенский и прославленный духовный писатель.

На содержание и работу Духовной Миссии было отпущено всего семь тысяч рублей в год. Вполне понятно, что с такими ограниченными средствами было довольно трудно работать. Однако будущее показало, что в этом святом начинании дело заключалось не только в материальных средствах, а в Божием благословении и искреннем желании призванных для этого людей работать для блага Святой Церкви.

По прибытии в Иерусалим Русская Духовная Миссия обосновалась в Архангельском монастыре и здесь вела свою работу до начала Крымской войны. В результате деятельности Миссии при Иерусалимской Патриархии появилась типография, в которой печатались на арабском языке богослужебные книги, а в Иерусалиме, Лидде, Раммлэ и Яффе были организованы школы для подготовки пастырей из коренного местного населения. Много было сделано и для улучшения условий пребывания в Святой Земле паломников.

Деятельность Миссии продолжалась всего около пяти лет, но несмотря на такой краткий срок и ограниченность средств, она принесла большую пользу Русской Православной Церкви. Начальник Миссии архимандрит Порфирий и его сотрудники близко ознакомились со святынями Востока, с церковным бытом Иерусалимского Патриархата; они много путешествовали по Палестине, Сирии, Египту и Синаю, изучали жизнь древних обителей, занимались в их богатейших книжных сокровищницах и приобретенными знаниями и наблюдениями внесли существенный вклад в русскую церковную жизнь. Иеромонах Феофан, прожив довольно продолжительное время в Лавре св. Саввы Освященного, изучил в ее библиотеке редкое собрание святоотеческих творений, которые дали ему богатый материал для его замечательной писательской деятельности.

С началом Крымской войны деятельность Русской Духовной Миссии в Палестине была прекращена. По окончании войны Парижским трактатом был предусмотрен отказ России от покровительства христианам, проживающим на территории Турецкого государства [3]. Но, по настоянию христианских государств, участвовавших в Крымской войне на стороне Турции, турецким султаном был подписан 18 февраля 1856 года торжественный акт (хатти хумаюн), которым гарантировались права и привилегии, издревле предоставленные всем христианским общинам на территории Оттоманской империи. Поэтому вскоре после окончания войны перед Русской Православной Церковью вновь возник вопрос об установлении связи с Палестиной и Иерусалимским Патриархатом. Решено было возобновить деятельность Русской Православной Миссии.

В 1857 году был сформирован новый состав Миссии, во главе которой высшая церковная власть решила поставить епископа. Выбор остановился на архимандрите Кирилле (Наумове), занимавшем должность инспектора и профессора Петербургской Духовной Академии. Перед отправлением в Палестину его хиротонисали в епископа Мелитопольского. В штат Миссии входило на этот раз 11 человек. Круг ее деятельности был расширен, и она имела уже характер официального представительства. Но на ее содержание и деятельность было ассигновано всего 14650 руб. в год.

Русская Духовная Миссия прибыла в Иерусалим в январе 1858 года. Начальник Миссии епископ Кирилл, ознакомившись на месте с положением русских паломников, находившихся в крайне бедственных условиях, принял энергичные меры к их исправлению и улучшению. Успеху дела много способствовали его личные качества, которыми он снискал уважение турецкой администрации, греческой иерархии, а также местного населения и европейских консулов. Поэтому епископу Кириллу удалось многое сделать для облегчения положения паломников в Святой Земле.

Между тем, духовные связи с Востоком продолжали развиваться. В Петербурге возник Палестинский комитет, который занялся русским вопросом в Палестине, стал изыскивать средства и руководить организацией материальной базы для русских паломников. Несколько позже в Иерусалиме открылось русское консульство.

В это время по всем храмам России были организованы денежные сборы «на Палестину». В течение первых пяти лет ежегодно собиралось таким образом до шестидесяти тысяч рублей. Вместе с частными пожертвованиями, в период с 1858 года по 1864 год собранная в храмах сумма превысила миллион рублей. Появился солидный и неоскудевающий фонд, который позволил приобретать в Иерусалиме и в других местах Палестины земельные участки и строить на них странноприимные дома, богадельни и другие учреждения, необходимые для обслуживания огромного числа русских паломников.

К моменту отозвания епископа Кирилла с поста начальника Миссии в Россию, которое последовало в 1864 году, намеченные Миссией и Палестинским комитетом основные постройки были закончены.

За шестилетнее пребывание на посту начальника Русской Духовной Миссии епископу Кириллу удалось установить самые тесные связи с Иерусалимской Патриархией и положить начало делу материального и духовного обслуживания русских паломников. Кроме того, деятельность Миссии много способствовала возвращению в лоно Православной Церкви арабов-униатов, отторгнутых некогда от Православия латинской пропагандой, а также и несториан-сирохалдейцев.

Надо сказать, что еще при первом своем начальнике архимандрите Порфирии Русская Духовная Миссия в Палестине предпринимала шаги к сближению с Коптской Церковью в лице ее ветви — Церкви Абиссинской, имевшей своих представителей в Иерусалиме. Архимандрит Порфирий входил в Священный Синод с докладом о необходимости организации в Эфиопии православного миссионерства. В 1888 году христиане Эфиопии «приветливо встречали Русскую Православную Миссию под руководством архимандрита Паисия». Однако нашей Миссии недолго пришлось потрудиться в этой стране: в 1889 году, ввиду начавшихся военных действий в Эфиопии, она принуждена была возвратиться на родину [4].

Епископ Кирилл продолжал расширять наши связи с Абиссинской Церковью, и благодаря им русские востоковеды сделали очень многое для изучения религиозной жизни и быта жителей Эфиопии [5].

II

После кратковременного (около года) пребывания на посту начальника Русской Духовной Миссии в Палестине иеромонаха Леонида (Кавелина), на эту должность был назначен архимандрит Антонин (Капустин), до этого назначения состоявший настоятелем русского посольского храма в Константинополе. С именем архимандрита Антонина связаны наиболее яркие страницы истории Русской Духовной Миссии в Палестине.

Даровитый, всесторонне образованный и беззаветно преданный делу Церкви, архимандрит Антонин и на этом новом посту остался верным своему призванию и развил кипучую деятельность, которая не ослабевала в течение тридцати лет его руководства Миссией.

«А вот и он, Иерусалим... Преславная глаголашася о Тебе. Приими, Господи, бедное чувство благодарения за многие и богатые Твои милости ко мне недостойнейшему, паки удостоенному видения святейшего места земли. Точно, перестает быть пустыней град возлюбленный и неоставленный». Так писал о. Антонин в своем дневнике в день прибытия в Святую Землю, в виду святого града Иерусалима. Эти его слова в отношении его самого были до некоторой степени пророческими, ибо в дело расцвета «града возлюбленного и неоставленного» и он вложил свою лепту и довольно значительную.

По прибытии в Иерусалим о. Антонин довольно быстро ознакомился с обстановкой и приступил к работе. Так как дело Миссии особенно расцвело за время долголетнего пребывания о. Антонина в должности начальника Миссии, то его деятельности необходимо уделить особое внимание.

О. Антонин подошел к своей задаче, как ученый историк и археолог. Он прилежно изучает Палестину, выявляет еще не занятые инославными вероисповеданиями священные места, исследует их библейское значение, производит на этих местах археологические раскопки и, скупая наиболее интересные участки, благоустраивает их. Его усилиями и трудами Русская Православная Церковь еще более сблизилась с Церковью Иерусалимской и стала хранительницей многих священно-исторических мест Палестины.

Одним из первых и наиболее замечательных приобретений о. Антонина был знаменитый Мамврийский, или Авраамов, дуб близ Хеврона, то место, на котором, согласно свидетельству Библии, патриарх Авраам оказывал гостеприимство Трем Странникам. Архимандриту Антонину пришлось преодолеть много препятствий со стороны турецкого законодательства, чтобы это священное место стало принадлежать Русской Церкви. Ему пришлось прикупить еще несколько смежных участков и в результате получилось владение размером в 72 тыс. кв. метров. 22 мая, 1871 года у дуба Мамврийского русским духовенством была отслужена на переносном престоле первая Божественная литургия. Впоследствии это место было благоустроено и на нем сооружен храм.

Постепенно, несмотря на препятствия со стороны латинян, располагавших в Палестине большими средствами, о. Антонин скупил такие места, как вершина горы Елеонской и участок у арабской деревушки Айн-Карем, — то место, где, по преданию, произошла встреча Богоматери с праведной Елисаветой. На этом месте о. Антонин устроил женскую общину, именуемую «Горней».

Близ города Яффы, по дороге в Иерусалим, был приобретен участок, заброшенный и пустой, но старанием о. Антонина обращенный в благоустроенное имение с прекрасным садом. Незадолго до своей кончины о. Антонин освятил здесь храм. Этот уголок, называемый по-арабски Дарбаттейн-Дабита, по преданию, является местом погребения праведной Тавифы, воскрешенной апостолом Петром (Деян. 9, 40).

В числе других приобретений о. Антонина нужно указать: Иерихонское подворье — место для отдыха наших паломников, посещающих реку Иордан и подворье в Тивердиаде, на берегу Галилейского моря. На участке, приобретенном о. Антонином, в местечке Бет-Джала, он устроил школу для девочек-арабок, которая впоследствии была преобразована в женскую учительскую семинарию.

Кроме перечисленных владений, о. Антонин приобрел еще ряд мест историко-библейского значения. Всего им куплено тринадцать участков, общей площадью до 425 тысяч кв. метров и стоимостью по тому времени до миллиона рублей золотом.

Тщательно изучая намеченные к приобретению места, о. Антонин производил на них серьезные, научно поставленные археологические раскопки. Последние дали богатый материал для библейской исторической науки.

Раскопки на горе Елеонской обнаружили весьма интересные декоративные и эпиграфические фрагменты, представляющие ценные памятники византийского церковного искусства VI — IX веков. Были открыты некрополи, мозаичные украшения, орнаменты той же эпохи. Раскопки в пределах Яффского имения (место погребения праведной Тавифы) также дали значительные результаты: в глубине сада был открыт древний некрополь, что послужило подтверждением местного предания о погребении именно здесь праведной Тавифы.

В Иерусалиме, вблизи храма Воскресения, есть место, именуемое Деббата, принадлежащее Русскому Палестинскому Обществу. На этом месте о. Антонин произвел раскопки, результаты которых обогатили библейскую науку. В процессе раскопок были обнаружены следы базилики времен Константина Великого и, что всего важнее, остатки городских стен, ворот и мостовой. Судя по общей топографии Иерусалима времен Ирода и в связи с близостью этого пункта к Лобному месту — все это представляло собой знаменитые «Судные врата», на пороге которых преступнику, ведомому на казнь, последний раз прочитывался смертный приговор. Таким образом, результаты раскопок, произведенных о. Антонином, показали, что наша Церковь получила драгоценное право заботиться о сохранении такого святого места, как важнейший пункт последнего крестного земного пути Господа нашего Иисуса Христа.

О. Антонин производил раскопки и в других местах Палестины: в Иерихоне, Силоаме, Гефсимании. Найденные им вещи составили весьма ценную коллекцию по священной археологии Палестины и положили начало Историко-археологическому музею, открытому в одном из помещений Миссии.

Чтобы хотя приблизительно описать весь круг деятельности и интересов нашей Миссии в Палестине в конце XIX века, нельзя не упомянуть о большой работе о. Антонина по описанию рукописей, хранящихся в библиотеках обителей Синая. Еще до назначения своего в Палестину, о. Антонин, будучи в 1859 году на Афоне и занимаясь там изучением книжных и рукописных сокровищ, обнаружил следы хищнического их использования некоторыми учеными. Еще тогда он пришел к мысли о необходимости тщательной регистрации этих сокровищ, чтобы сохранить их для богословской науки. И вот с этой же целью он предпринимает в 1870 году продолжительную и трудную поездку на гору Синай, работает продолжительное время в библиотеке обители св. великомученицы Екатерины и составляет систематический научный каталог с описанием всего богатейшего собрания рукописных книг этой обители. По отзывам специалистов, этот труд о. Антонина оказался наилучшим среди подобных же трудов немецких учёных и обеспечил сохранность ценнейших для науки материалов.

III

Изучая археологическую карту священных мест Палестины и приобретая, на основании результатов изучения, участки, освященные воспоминаниями из земной жизни Господа, о. Антонин, при содействии других русских организаций в Палестине, устраивал на этих участках либо храмы и монастыри, либо странноприимные дома, больницы и подворья, либо школы и учительские семинарии.

На все это требовались деньги. Скромных ассигнований Миссии и личных средств о. Антонина далеко уже нехватало. Не удовлетворяли возраставших нужд и частные пожертвования. «Составили общество, — писал первый начальник Миссии архимандрит Порфирий, — чтобы все мы, богатые и небогатые, ежемесячно вносили в кассу его не менее двух-трех копеек и не более рубля, и у нас будет много денег». Эту мысль одного из своих предшественников о. Антонин поддержал и осуществил при содействии многих горячих сердец, заинтересованных в процветании Русской Миссии в Палестине. В результате создалось вышеупомянутое Православное Палестинское Общество. Появились деньги от членских взносов, но большую часть средств Палестинское Общество получало от Церкви. В России начался знаменитый «вербный сбор»: по всем храмам обширной Родины в Вербное воскресенье производился тарелочный сбор на наши нужды в Палестине. В первый же год, после разрешения Святейшим Синодом этого мероприятия, «вербный сбор» дал значительную сумму — около ста тридцати тысяч рублей.

С организацией Палестинского Общества дело Русской Духовной Миссии в Святой Земле было значительно облегчено. Появились люди, заинтересованные в поддержке и развитии работы Миссии, начали поступать в значительном количестве средства. То дело, которому служила Миссия, приняло, так сказать, массовый характер, ибо оно стало функцией уже не только аппарата Святейшего Синода или какого-либо ведомства, каким был Палестинский комитет, а всей Церкви и всего верующего русского народа. И рядовое духовенство, и светские люди вступали в члены организованного общества, вносили посильную лепту либо деньгами, либо чтением популярных лекций о Святой Земле, изданием брошюры и т. д.

В результате деятельности Русской Духовной Миссии в Палестине, а также Православного Палестинского Общества, в различных пунктах Святой Земли появились следующие русские сооружения (перечисляем главнейшие из них): знаменитый русский дом, построенный на месте «Судных врат», в Иерусалиме — Троицкий собор, домовый храм св. мученицы Александры, четыре подворья — мужские и женские, больница, два прекрасных здания, в одном из которых помещалась Миссия; в Гефсимании — храм св. Марии Магдалины; в Кане Галилейской — храм; на горе Елеонской — храм Вознесения Господня с величественной колокольней; в Назарете — подворье, учительская семинария, женская школа, амбулатория и детский сад; в Яффе и по дороге от нее в Иерусалим — два странноприимных дома, храм св. апостолов Петра и Павла; в Хевроне — храм; на горе Кармил — храм пророка Божия Илии; в Айн-Кареме — женский монастырь. Кроме того, в различных пунктах Палестины были открыты школы, амбулатории, больницы. В храмах совершались благолепные богослужения; подворья были хорошо оборудованы и вполне приспособлены для отдыха паломников.

Все это, собранное и благоустроенное на средства русского народа, составило благодатный удел Русской Православной Церкви в пределах Святой Земли. Наибольшая заслуга в устроении этого удела принадлежит, как мы видели, начальнику Русской Духовной Миссии архимандриту Антонину (Капустину), прослужившему на своем посту три десятилетия — до 24 марта 1894 года, когда он скончался.

IV

После кончины о. Антонина (Капустина) деятельность Русской Духовной Миссии продолжалась до первой мировой войны. В 1914 году, с вступлением в войну Турции, Русская Духовная Миссия принуждена была оставить Иерусалим. Турецкие власти конфисковали имущество Миссии и всех русских благотворительных организаций. Начальник Миссии архимандрит Леонид (Сенцев) переехал в Александрию, а большая часть паломников через Афины и Салоники с большим трудом возвратилась на Родину.

До недавнего времени Русская Православная Церковь не могла располагать своим имуществом в Палестине, потому что оно было захвачено раскольническим духовенством, возглавлявшимся так называемым Карловацким синодом. Но в 1948 году Русская Православная Церковь получила ту часть своих владений, которая оказалась на территории государства Израиль. Тогда же, по Указу Святейшего Патриарха Алексия, в Палестину выехал первый, после тридцатилетнего перерыва, состав Миссии во главе с архимандритом Леонидом (Лобачевым).

Миссия прибыла в Иерусалим 30 ноября 1948 года. Первые впечатления ее сотрудников о состоянии нашего имущества в Палестине были безрадостны. «Пришли мы сюда, как на пожарище, как на бесчестно брошенное кем-то хозяйство и святыню, — писал в одном из своих первых донесений в Московскую Патриархию начальник Миссии архимандрит Леонид (Лобачев). — Состояние храмов и строений ужасное. От былого уюта не осталось и следа. В разбитые окна врывается ветер, в коридорах Миссии темно... Первую литургию совершали на праздник Введения во храм Пресвятой Богородицы в храме св. мученицы Александры. Здесь также стекла всюду выбиты, окна завешены одеялами и матрацами, холод, везде грязь, на полу осколки штукатурки... Сейчас заканчиваем неотложный ремонт храмов. Но с хозяйством тяжело: оно требует срочной поддержки, каждый день вызывает свою нужду и, главное, в первую очередь требует людей. Нет кадров, некому работать».

Вся эта разруха была вызвана войною между Трансиорданией и Израилем, так как фронт проходил через Иерусалим. Военные действия прекратились до прибытия нашей Миссии, но их последствия в городе еще не были ликвидированы, некому было приводить в порядок и помещения Миссии. К этому надо добавить, что владевшие им раскольники-карловчане занимались только эксплоатацией помещений и храмов и не производили никакого ремонта. Сады Миссии в Яффе, Тивериаде, Магдале не поливались, деревья не окапывались, не охранялись от вредителей и до того были запущены, что нужно было принимать срочные меры, дабы предотвратить их гибель.

Русской Духовной Миссии пришлось немедленно приняться за работу. Прежде всего был наведен порядок внутри храмов, что было необходимо для совершения богослужений, затем приступили к капитальному ремонту зданий. В течение года было сделано полное остекление всех помещений и храмов, отремонтированы крыши и купола, произведена побелка зданий, а в садах поставлены насосы для поливки деревьев.

Начали ремонт и прочих строений: Горненского монастыря и домиков на его территории, в которых помещались монахини, помещений в г. Яффе, храма св. пророка Илии на горе Кармил. Здание самой Миссии в г. Иерусалиме было прекрасно отремонтировано, восстановлены покои начальника Миссии.

Большую работу пришлось начать начальнику первого состава Миссии архимандриту Леониду и по восстановлению юридических прав Русской Духовной Миссии на принадлежащее ей в государстве Израиль имущество. Эту работу продолжали и последующие начальники Миссии.

В настоящее время в ведении Миссии находятся следующие священные, места и различные строения: в Иерусалиме — собор во имя Святой Троицы, храм св. мученицы Александры, здание Русской Миссии; в местечке Айн-Карем — Горненский женский монастырь с храмом во имя Казанской иконы Божией Матери и свыше пятидесяти строений для монахинь; в городе Яффе — храм во имя Первоверховных апостолов Петра и Павла, могила праведной Тавифы; на горе Кармил — храм во имя св. пророка Илии и здания при нем, большой цитрусовый сад в Яффе, а также земельные участки и здания в Назарете, Кане Галилейской, Тивериаде, Магдале и других местах.

После архимандрита Леонида с декабря 1949 года по сентябрь 1951 года Миссию возглавлял епископ Владимир (Кобец), его сменил архимандрит Поликарп (Приймак). Обоим начальникам Миссии пришлось проделать немалую работу по приведению в порядок ее имущества и других владений, брошенных карловчанами и считавшихся «бесхозными». Ремонт церковных зданий и прочих строений проводился уже систематически, капитальные вложения в этой области делались по определенному плану и достигали значительных сумм, отпускаемых Московской Патриархией.

Нужно сказать, что некоторые участки и здания, а именно: Русский дом в Иерусалиме, дуб Мамврийский в Хевроне, Елеон — с прекрасным храмом Вознесения Господня, русская Гефсимания, храм св. Марии Магдалины и прочие священные места, приобретенные и благоустроенные о. Антонином Капустиным и Русским Православным Палестинским Обществом на трудовые деньги русского народа, еще продолжают оставаться в руках раскольников-карловчан. Хозяйственное состояние этих священных мест жалкое: строения десятилетиями не ремонтируются, а имущество и оборудование расхищается.

В Елеонской и Вифанской женских монастырских общинах имеется значительное число монахинь, признающих своим духовным Главой Святейшего Патриарха Алексия, за что карловацкое духовенство лишает их денежных пособий, изгоняет из келлий и всячески преследует, угрожая даже лишением христианского погребения.

Карловчане, хотя и находятся в старом городе Иерусалиме, однако Блаженнейший Патриарх Тимофей запретил им совершать богослужения на Святых местах, как раскольникам, находящимся под запрещением Матери — Русской Церкви.

V

В настоящее время, как и в прошлом, Русская Духовная Миссия в Палестине стремится укрепить тесные братские связи с Матерью всех православных церквей — Иерусалимской Церковью. Продолжает она и традиционные дружеские отношения с Армянской, Коптской, Абиссинской и другими близкими к Православию церквами.

Главное внимание Миссии сосредоточено на богослужебной жизни. Богослужения совершаются регулярно во всех миссийских храмах. В городе Яффе и Хайфе образованы приходы, куда входят русские православные жители ближайших мест. Торжественно отмечаются Миссией храмовые и двунадесятые праздники. Особое празднество бывает в Миссии в день Святой Троицы. В этот праздник Божественную литургию в миссийском Троицком соборе (по благословению Блаженнейшего Патриарха Тимофея) иногда совершает архиепископ Севастийский Афинагор в сослужении многочисленного греческого, арабского и русского духовенства. Эти богослужения происходят на трех языках: греческом, славянском и арабском.

Местное православное население, независимо от национальности, с большой любовью относится к деятельности Русской Духовной Миссии и в праздничные дни переполняет миссийские храмы. Об авторитете Русской Православной Церкви в Святой Земле свидетельствует то глубокое уважение и внимание, которым пользуется Духовная Миссия со стороны Церкви Иерусалимской и других христианских церквей Востока.

«Сионская Церковь — Мать православных церквей, всегда особенно была связана духовными узами с Русской Православной Церковью и русским народом. Святейший Патриарх Алексий всегда пребывает в памяти нашей, и Блаженнейший Патриарх Тимофей, и мы все, всегда с ним душой», — так говорил заместитель Иерусалимского Патриарха архиепископ Афинагор в русском Троицком соборе на торжестве Русской Духовной Миссии — храмовом празднике в честь Святой Троицы.

Представители Армянской и Коптской церквей — постоянные гости Русской Миссии на всех ее торжествах: «Мы смотрим на Русскую Православную Церковь, как на столп и утверждение любви среди братских Восточных церквей», — сказал Коптский архимандрит Иоаким за братской трапезой в Миссии в день тезоименитства Святейшего Патриарха Алексия.

Русской Духовной Миссии в Палестине предстоит большая работа, дабы продолжать славные традиции своих предшественников, так много и плодотворно потрудившихся для установления тесной духовной связи со Святой Землей. Служение в этом источнике святыни и средоточии братских церквей в духе вселенского единства, в духе мира и любви, взаимный обмен сокровищами богослужебного чина и богословской науки, дальнейшее развитие связей с инославными, но близкими нам, церквами Востока, забота по изучению, охране и благоустройству священных мест — все это составляет повседневную жизнь Русской Духовной Миссии в Палестине.

Свящ. И. Потапов

[1] Был побужден.

[2] «Паломник Даниила мниха», стр. 1.

[3] За русским правительством издавна признавалось право на покровительство всем православным, проживающим на территории Турецкой империи вне зависимости от их национальности. Нарушение этого права со стороны Турции послужило одним из поводов для возникновения Крымской кампании.

[4] Проф. И. Шабатин, Коптская Церковь в Эфиопии — ЖМП, № 1 за 1954 г.

[5] В этой области наша русская востоковедческая литература обогатилась трудами: архимандрита Порфирия (Успенского), профессора В. В. Болотова и академика Б. А. Тураева.


К оглавлению номера
Свежий номер ЖМП Архив Подписка Контакты



© 2017 Издательство Московской Патриархии Русской Православной Церкви


Яндекс.Метрика