1954
1953
1952
1951
1950

1949
1948
1947
1946
1945
1944
1943
Номер за март 1954 годa
раздел «»

УЧИТЕЛЬ ЦЕРКВИ

В ряду славных имен, которыми столь богата Русская Православная Церковь в XIX столетии, имя приснопамятного Филарета (Дроздова), Митрополита Московского, занимает, несомненно, центральное место. Недаром время его служения, обнимающее первые две трети этого столетия, называют нередко филаретовской эпохой в истории Русской Церкви.

Управляя Московской епархией свыше 46 лет, Митрополит Филарет и по своему положению, и по своим личным качествам и дарованиям стоял в центре русской церковной жизни, оказывая на все ее стороны глубокое влияние, не изгладившееся и после его смерти.

Митрополит Филарет своею деятельностью являет нам, прежде всего, образец иерарха-администратора. Требовательный в отношении исполнения церковных и гражданских обязанностей, Митрополит Филарет сумел поднять подчиненное ему духовенство на большую нравственную высоту, сделать его достойным носителем своего звания, поддержать и выдвинуть из его среды людей способных и одаренных. За время управления Митрополита Филарета его епархия была приведена в цветущее состояние, в каком до того не находилась.

Но архипастырская деятельность Митрополита Филарета не ограничивалась Московской епархией. Будучи членом Святейшего Синода, он оказывал влияние на течение церковных дел во всей Русской Церкви. Даже когда, вследствие недоразумений, он прекратил свои поездки в Синод, с ним продолжали считаться и посылали ему для заключения и решения все главнейшие и сложные дела. «Можно без преувеличения сказать, что со времени назначения его архиепископом Московским в 1821 году и до кончины его в 1867 году, ни один догматический, канонический и церковно-законодательный вопрос, ни одно важное административное распоряжение Святейшего Синода, имевшее значение для всей Церкви, не решалось и не производилось без предварительной справки о том, как думает об этом Митрополит Филарет» (Барсов). Его руководящее влияние на церковные дела было таково, что некоторые называли его Митрополитом Всероссийским и «природным патриархом Русской Церкви» (А. Н. Муравьев). Оставшиеся после него «мнения и резолюции» представляют собою неисчерпаемый источник «опытной мудрости», надежное руководство для решения многих церковных вопросов.

Благодаря высокому авторитету и влиянию Митрополита Филарета, многие иерархи поддерживали с ним оживленные сношения как путем переписки, так и путем личных встреч. Многих из них связывали с Митрополитом Филаретом чувства глубокой дружбы, уважения и преданности. Достаточно назвать имена Григория (Постникова), Митрополита Новгородского, Филарета (Амфитеатрова), Митрополита Киевского, Иннокентия (Вениаминова), архиепископа Камчатского и Алеутского, позднее — преемника Митрополита Филарета на Московской кафедре, Филарета (Гумилевского), архиепископа Черниговского.

Кроме иерархов, Митрополит Филарет имел общение и со многими другими выдающимися церковными деятелями своего времени. Этот круг лиц был широк, и можно смело сказать, что Митрополит Филарет стоял в центре современной ему русской церковной жизни и оказывал на нее большое влияние.

Митрополит Филарет не ограничивался одной внешней административной деятельностью по управлению Церковью; в заботах о церковном благочинии он не забывал, как пастырь, и о душах своих пасомых. Нет более ложного представления о Митрополите Филарете, как о сухом и бездушном администраторе, в чем некоторые хотели обвинить его. Напротив, из его писем и из воспоминаний современников [1] видно, что строгость и взыскательность не мешали Митрополиту Филарету внимательно и чутко относиться к каждому, с кем ему приходилось сталкиваться. Даже когда, по долгу администратора, он принужден был налагать взыскание на провинившегося, он не забывает, что взыскание не должно быть чрезмерным, не должно ожесточать провинившегося, но должно вести к его исправлению. Недаром Митрополит Филарет так любил совет Преподобного Серафима «не бранить за порок, а только показывать его срам и последствия», он даже записал этот совет Преподобного как руководственное правило в свою памятную книжку [2]. Примеров пастырской заботливости Митрополита Филарета можно много найти и в изданных его «Резолюциях».

Мы должны коснуться и той стороны личности Митрополита Филарета, которая по обстоятельствам его общественного служения и благодаря его личным качествам, его сдержанности, в нем менее заметна и менее известна, но в которой Митрополит Филарет не менее велик, чем в прочих, — мы имеем в виду его личное подвижничество. Как его современники, так и его письма раскрывают перед нами богатую сокровищницу его сердца, исполненную глубочайшего смирения, истинно-младенческой веры и евангельского милосердия. «Мир твоей девственной душе!» — так заканчивает один из современников Митрополита воспоминания об этой высоконравственной личности [3].

На свое святительское служение Митрополит Филарет смотрел как на подвиг послушания, к которому он призван Богом. В этом служении он ничего не искал, кроме выполнения воли Божией. Несмотря на неприятности, на обилие дел и на слабость здоровья, Митрополит Филарет не отказывался ни от каких возлагаемых на него поручений и не хотел проситься на покой, «чтобы то не было похоже на бегство». Неизвестно, сколько времени посвящал он сну, так как нередко, когда он назначал разбудить себя порану, его находили уже вставшим. Особенно поражает в Митрополите Филарете собранность и сдержанность во всех словах и поступках, постоянная бдительность над собой, чего не могло быть без личного подвига и беспрестанного предстояния пред Богом. Богослужения Митрополит Филарет часто совершал со слезами. О силе же и действенности его молитв имеются достоверные свидетельства, ибо многие прибегали к нему в трудных и важных обстоятельствах жизни и уходили от него утешенными.

Будучи сам подвижником и монахом, Митрополит Филарет, естественно, искал общения с другими подвижниками, а также проявлял много внимания и заботы для укрепления доброй монашеской жизни. Не говоря уже об его заботах о Троице-Сергиевой Лавре, настоятелем которой он являлся по сану Московского Митрополита, он принимал участие в благоустроении и многих других обителей как своей епархии [4], так и других. Здесь достаточно будет указать на то внимание, которое он ока зывал Саровской пустыни и Дивеевскому монастырю ради великого старца Серифима, память которого он высоко чтил [5]. Отметим попутно, что первое печатное жизнеописание Преподобного Серафима вышло благодаря стараниям Митрополита Филарета, несмотря на препятствия, чинившиеся цензурой [6]. Не касаясь других фактов в этой области, укажем лишь на близкие отношения Митрополита Филарета с Оптиною пустынью. Он особенно деятельно помогал ей в издании подвижнических творений в переводе на славянский и русский языки, начатом приснопамятным старцем схиархимандритом Паисием Величковским и продолженном оптинскими старцами, преимущественно иеросхимонахом Макарием [7].

Особенную славу среди современников Митрополит Филарет получил как проповедник. Именно его красноречие обратило на него внимание Митрополита Платона и способствовало возвышению его по степеням церковной иерархии. Проповеди Митрополита Филарета даже с чисто количественной стороны, составляют подавляющую часть написанных им произведений. По своему содержанию они касались преимущественно догматических, нравственных и исторических предметов, по форме же отличались такой цельностью и последовательностью развития темы, такой чистотой, сжатостью, точностью, выразительностью и изяществом языка, каких еще не достигала до того русская проповедь. Не удивительно, что они выдержали несколько изданий [8], и некоторые из них помещались в хрестоматиях по русской словесности, как образцы художественного слова.

В области богословия влияние Митрополита Филарета было весьма значительным и наследство, им оставленное, до сих под еще не разработано в достаточной степени. К сожалению, систематическим богословским занятиям Митрополит Филарет мог отдать лишь первые годы своего церковно-общественного служения, когда вызванный во вновь преобразованную С.-Петербургскую Духовную Академию, он в продолжение десяти лет состоял в ней профессором, а затем и ректором. Именно к этому времени относится большинство написанных им богословских трудов, из которых назовем: «Разговоры между испытующим и уверенным о Православии», «Начертание церковно-библейской истории» и «Записки на книгу Бытия». К несколько более позднему времени (1823 г.) относится составление им «Пространного христианского катехизиса», который после некоторых исправлений в 1827 и 1839 годах [9], был издан в современном его виде и введен Святейшим Синодом в употребление, как авторитетное руководство при обучении истинам Православной Церкви.

После своего возведения на высшую ступень иерархического служения Митрополит Филарет уже не мог отдавать свои силы чисто богословским занятиям, однако он продолжал следить за выходящей богословской литературой. В его отзывах, официальных и неофициальных (например, в письмах), нередко можно найти изложение взглядов по самым разнообразным богословским вопросам.

Но богословские взгляды Митрополита Филарета этого периода нашли отражение по преимуществу в его многочисленных проповедях. Именно здесь мы находим богатое наследство, оставленное нам Митрополитом Филаретом в области богословия. Правда, изложение богословских взглядов здесь не носит последовательного, систематического характера, как и сами проповеди произносились им не систематически, но лишь от случая к случаю. Тем не менее они имеют внутреннее единство цельного христианского мировоззрения. По собственному признанию Митрополита Филарета, его проповеди являются «размышлениями, исследованиями, рассуждениями». «В наше время, — говорит Митрополит Филарет в одной из своих проповедей, — когда люди более прежнего «взыскаша помыслов многих» (Еккл. 7, 30), когда с ранних лет стараются возбуждать и усиливать мысленную деятельность..., особенно нужно воззывать людей к размышлению основательному, чистому, возвышенному, благочестивому».

И Митрополит Филарет ставит своей целью дать в своих проповедях только чисто христианское, ортодоксальное, церковное учение. К этому обязывало его и наличие заблуждений в современном ему, особенно в образованном, обществе. Поэтому в своих проповедях Митрополит Филарет очень сдержан, каждое слово у него продумано и «каждая богословская мысль принимается только в свойственной ей мере силы». Даже внешне такая требовательность к слову выражалась в том, что свои проповеди Митрополит Филарет всегда говорил по написанному.

С той же целью — свидетельства об одной непреложной истине — Митрополит Филарет основывает свои проповеди целиком на Священном Писании. Неоднократно указывалось, что, как богослов, Митрополит Филарет в своих проповедях является, прежде всего, библеистом, то есть истолкователем Слова Божия. При этом он не только ссылается на Священное Писание в подтверждение или доказательство церковного учения, но и всегда исходит из Писания; и в дальнейшем, раскрывая то или другое учение, он не только главные, но и частные мысли берет или выводит из библейского текста. По Митрополиту Филарету, богословская система и должна ставить себе целью «совокупить в правильный состав» сказанное в Писании. В понимании же Писания Митрополит Филарет следует его церковному святоотеческому истолкованию и им проверяет соображения собственного разума. «В предметах, — говорит Митрополит Филарет, — которые не в круге опытов настоящей земной жизни, не надежно полагаться на собственный философствующий разум, а надобно следовать Божественному Откровению и объяснениям оного, данным людьми, которые более нас молились, подвизались, очищали свою внутреннюю и внешнюю жизнь, в которых, поэтому, более прояснился Образ Божий и открылось чистое созерцание, которых дух и на земле, ближе нашего граничил с раем».

Все эти свойства проповедей Митрополита Филарета, как и всех других его произведений, являют глубокую надежность того, что излагаемое им принадлежит к подлинному и чистому церковному учению. Не будет преувеличением сказать, что Митрополит Филарет возвысился этой особенностью своих проповедей до степени Учителя Церкви, к слову которого прислушивался весь православный, и даже шире, — весь христианский мир. Его «огласительное учение», — по словам ректора Московской Духовной Академии протоиерея А. В. Горского, — соединяя с

глубиной и строгостью богословия простоту и доступность для всех, стало учебною книгою Церкви, правилом веры для всех, свидетельством исповедания нашего перед иноверными, возбуждением их к общению и союзу с Церковью истинно апостольскою». Эти слова, имеющие в виду учение, изложенное в Катехизисе, могу быть с таким же правом отнесены и к другим сочинениям Митрополита Филарета, в частности, и к его проповедям.

Со дня кончины Митрополита Филарета (1867 г.) прошло уже 87 лет, но его влияние в Русской Православной Церкви не кончилось, и долго еще будет он жить в ней своим духовным обликом и своими творениями. «Угас светильник, — говорил над гробом Митрополита Филарета один из представителей московского духовенства (протоиерей И. М. Богословский-Платонов), — угас светильник... Но самый свет, который озарил пред миром глубину истин веры и высоту жизни христианской, — не может угаснуть: от него остались немерцающие лучи, общее драгоценное достояние всех родов и времен. Сомкнулись уста, а слово, исшедшее из них, облетело весь мир христианский, сделалось символом Православия, воплощением духовной мудрости, ключом для разрешения недоумений, печатью истины, неистощимым назиданием для паствы, неизменным руководством для пастырей».

Уяснить и разработать богатое наследство, оставленное нам этим выдающимся святителем; — такова насущная задача русского православного богословия, призываемого ныне к раскрытию и утверждению истин Церкви Христовой перед лицом тех, кто жаждет воссоединиться с Нею.

И. Богословский

[1] Н. В. Сушков, Записки о жизни и времени святителя Филарета, Митрополита Московского, М., 1868; «Из записок Высокопреосвященного Леонида, архиепископа Ярославского», 1906 (Оттиск из «Московских Церковных Ведомостей», 1906); «Из записок Преосвященного Леонида, архиепископа Ярославского», 1905 — 1907 (Оттиск из «Душеполезного чтения», 1905 — 1907).

[2] Н. Субботин, Митрополит Филарет и архимандрит Антонин, как чтители памяти Преподобного Серафима, 1904.

[3] Н. В. Сушков, Цит. соч.

[4] Например, основание Гсфсиманского скита, Гуслицкого монастыря, благоустройство Угрешского монастыря.

[5] Об этом см. в вышеупомянутой брошюре Н. Субботина.

[6] Там же.

[7] Епископ Никодим, Старцы о. Паисий Величковский и о. Макарий Оптинский и их литературно-аскетическая деятельность. Сборник «Жизнеописания отечественных подвижников благочестия XVIII и XIX веков», изд. Афонского Русского Пантелеймонова монастыря, М., 1909.

[8] Последнее (посмертное) издание 1873 — 1885 гг. составляет пять томов и содержит более 500 слов и речей.

[9] И. Н. Корсунский, Филарет, Митрополит Московский, в своих катехизисах. Сборник, изданный Обществом любителей духовного просвещения по случаю празднования столетнего юбилея со дня рождения Филарета, Митрополита Московского, т. II, 1883; И. Н. Корсунский. Судьбы катехизисов Филарета, Митрополита Московского, «Русский Вестник», 1883, январь.


К оглавлению номера
Свежий номер ЖМП Архив Подписка Контакты



© 2017 Издательство Московской Патриархии Русской Православной Церкви


Яндекс.Метрика