1954
1953
1952
1951
1950

1949
1948
1947
1946
1945
1944
1943
Номер за февраль 1954 годa
раздел «»

ПУТЬ ДУХОВНОЙ ГИБЕЛИ

«Верую во Едину, Святую, Соборную и Апостольскую Церковь» (Православный Символ веры).

«Если же не послушает их, скажи церкви; а если и церкви не послушает, то да будет он тебе, как язычник и мытарь» (Мф. 18, 17).

Зарубежное общество раскольников-карловчан, возглавляемое и руководимое запрещенным в священиослужении и преданным церковному суду Матери-Церкви митрополитом Анастасием Грибановским (Нью-Йорк), уже не один десяток лет выступает за пределами нашей Родины в роли организатора и вдохновителя церковной смуты, стремясь ввести в заблуждение православных христиан всего мира касательно мнимой принадлежности своей к Церкви Христовой.

Карловацкая «зарубежная церковь» уже давно превратилась в «самочинное сборище» раздорников и хотя по внешнему виду стремится сохранить черты истинной Церкви, в действительности не имеет ни духа истины, ни Божественной благодати.

Истина Церкви искажена в карловацком расколе преслушанием его вождей Матери-Церкви Русской и себялюбивой обособленностью от нее во имя нецерковной лже-истины. Этот своеобразный анархизм получил у карловчан и своеобразную формулировку: можно оставаться в Церкви, не признавая единства с Матерью-Церковью и ее законным священноначалием. Подобного рода подделка православного учения о Церкви настолько очевидна, что разве «насилованные от диавола» (Деян. 10, 38) могут настаивать на признании его «истинности».

акие приемы в деятельности врагов единства церковного, впрочем, не новы. История Вселенской Церкви хранит не мало примеров того, как еретики и раскольники всех веков всегда стремились оправдать свое существование ссылкою на авторитет Церкви и свою мнимую принадлежность к Дому Божию. Нередко они, как, например, новациане III века, имели такой же закон, какой соблюдала и кафолическая Церковь, то же крестное знамение, то же вероучение и таинства, как и у христиан истинной Церкви. Но, отпав от единства Церкви, они лишались благодатной силы Духа Святаго и неизменно погибали для вечной жизни во Христе, поскольку «досадители царствия Божия не наследуют» (1 Кор. 6, 10).

Тем же путем духовной гибели идут вожди современного карловацкого раскола и, «учаще заповедем человеческим» (Исаии 29, 13), ведут за собой к огненным вратам геенны слепо повинующуюся им паству.

Они уверяют православных христиан всего мира, что путь развития их раскольнического скопища якобы путь истинной Церкви. Но это не более, как обман тонким лукавством и хитростью. Факт отпадения карловчан от единства с Матерью-Церковью обличает нецерковную природу их действий и их учения. Не важно, что вожди раскола устами своими исповедуют православную веру и весьма часто прибегают к слову Божию, дабы обольстить неосторожных. Известно, что и диавол пользовался аргументами из святого закона, искушая в пустыне Господа (Мф. 4, 5 — 6; Лк. 4, 9 — 11). Апостол Павел писал коринфским христианам: «сам бо сатана преобразуется в ангела светла. Не велие убо, аще служителие его преобразуются, яко служители правды» (2 Кор. 11, 14 — 15). По этому поводу Викентий Лиринский говорит в своих «Памятных записках»: «Когда только или лжеапостолы, или лжепророки, или лжеучители приводят изречения из Божественного закона, стараясь, худо истолковав их, подтвердить ими заблуждения свои, то, несомненно, подражают, по учению Апостола, лукавым ухищрениям зачинщика своего, которых он истинно никогда не выдумал бы, если бы не знал совершенно, что где вводится обольщение непотребного заблуждения, там единственный легчайший путь к обману — прикрываться авторитетом божественных словес» [1].

Да и о какой, собственно, принадлежности к Церкви Христовой могут говорить карловацкие раздорники, расторгнувшие единство Церкви, оскорбившие Христа, вставшие на путь вероломства и измены, уготовляющие своим последователям вечную гибель вместо спасения? «Можно ли думать тому, кто не придерживается... единства Церкв», что он хранит веру?» — cпрашивает святитель Киприан Карфагенский и отвечает:

«Пусть никто не обманывает братства ложью! Пусть никто не подрывает истины веры вероломною изменою! Епископство одно и каждый из епископов целостно в нем участвует. Также и Церковь одна... От нее раждаемся мы, питаемся ее млеком, одушевляемся ее духом... Всяк отделяющийся от Церкви, присоединяется к жене-прелюбодейце и делается чуждым обетований Церкви; оставляющий Церковь Христову лишает себя наград, предопределенных Христом; он для нее чужд, непотребен, враг ее. Тот не может иметь Отцем Бога, кто не имеет матерью Церковь» [2].

Отпав от единства с Матерью-Церковью, карловчане отвергли Духа Божия, проникающего тело Церкви и являющегося источником единения церковного. В исповедании веры мы признаем Церковь «единою». Это наименование указывает на то, что Церковь Христова составляет одно духовное тело. Многочисленные и разнообразные по своим личным особенностям члены Церкви объединяются одною целью, к которой стремятся в своей жизни, и одними средствами к достижению этой цели: одною верою, одним законом Божиим, одною иерархиею и таинствами, имеют одну Главу, Господа Иисуса Христа, и одушевляются одним Духом Божиим. «Едино тело, един дух, — говорит апостол Павел, — якоже и звани бысте во едином уповании звания вашего: един Господь,

едина вера, едино крещение, един Бог и Отец всех» (Ефес. 4, 4 — 6). Единство Церкви выражается в согласном исповедании ее членами веры и во взаимной любви между собою, а потому мысль о единстве Церкви обязывает всех, к ней принадлежащий, «блюсти единение духа в союзе мира» (Ефес. 4, 3).

При тесной связи Христа с Церковью, на ней, естественно, отображаются и многоразличные учения Божественного свойства. «Бог есть любовь» — говорит апостол и евангелист Иоанн Богослов (1 Иоан. 4, 8), — и святые Отцы Церкви, исходя из этой мысли Апостола, заключают о необходимости этого свойства для всех членов Церкви. По учению святого Киприана Карфагенского, в Церкви могут обитать только «согласные и единодушные». В письме к Магну «о крещении новациан» он говорит по этому поводу следующее:

«...Господь наш Иисус Христос в своем Евангелии свидетельствовал, что Его противники — те, которые не с Ним, и которые, не собирая с Ним, расточают стадо Его, говоря: «иже несть со Мною на Мя есть и иже не собирает со Мною, расточает» (Лк. 11, 23). Также и блаженный апостол Иоанн не отличал какой-нибудь ереси или раскола и не представлял в частности некоторых отделившихся, но всех отступивших от Церкви и действующих против Церкви назвал антихристианами, говоря: «слышасте яко антихрист грядет, и ныне антихристы мнози быша: от сего разумеваем яко последний час есть. От нас изыдоша, но не беша от нас: аще бы от нас были, пребыли убо быша с нами» (1 Иоан. 2, 18, 19). Отсюда очевидно, что противники Господа и антихристы суть все те, о коих известно, что они отступили от любви и единства кафолической Церкви. И еще Господь в Евангелии Своем делает следующее постановление: «аще же и Церковь преслушает, буди тебе, якоже язычник и мытарь» (Мф. 18, 17). Если же те, которые не слушают Церкви, почитаются язычниками и мытарями, то гораздо более должно считать между язычниками и мытарями возмутителей и врагов, выдумывающих ложные алтари, недозволенное священство, святотатственные жертвы и обольстительные названия; когда по приговору Господа нужно судить, как о язычниках и мытарях, о тех, которые менее согрешают и только не слушают Церкви» [3].

Те же мысли о необходимости блюсти единство церковное находим мы и у мужей Апостольских и других Отцов Церкви. Еще в первом веке Климент, епископ Римский, в особом послании к коринфским христианам доказывал необходимость соблюдения в Церкви «единения духа в союзе мира» и подчинения богоустановленной иерархии [4]. О том же писал к различным церквам на пути в Рим и священномученик Игнатий Богоносец. В послании к магнезийцам он говорит, например:

«...как Господь без Отца, по Своему единению с Ним, ничего не делал ни Сам Собою, ни через апостолов, так и вы ничего не делайте без епископа и пресвитеров. Не думайте, чтобы вышло что-либо похвальное у вас, если будете делать это сами по себе, но в общем собрании да будет у вас одна молитва, одно прошение, один ум, одна надежда в любви и в радости непорочной. Един Иисус Христос, и лучше Его нет ничего. Поэтому все вы составляйте из себя как бы один храм Божий, как бы один жертвенник, как бы одного Иисуса Христа, Который изшел от Единого Отца и в Едином пребывает, и к Нему Единому отшел» [5]. В послании к смирнянам он усугубляет ответственность христиан за нарушение единства церковного и отколовшихся от законной иерархии именует служителями диавола [6]. В послании к филадельфийцам пишет: «Кто следует за вводящим раскол, тот не наследует царствия Божия» [7]. Наконец, в послании к ефесянам, предупреждает последних: «Некоторые имеют обычай коварно носить имя Христово, между тем делают дела, недостойные Бога. От них вы должны убегать, как от диких зверей; ибо это бешеные псы, исподтишка кусающие. Вам должно остерегаться от них, ибо они страдают неудобоисцелимым недугом» [8].

Таким образом, по суждению древних церковных писателей, озаренных благодатию Духа Святаго, нельзя быть христианином и принадлежать к истинной Церкви Христовой, учиняя в Церкви «смуты и свары», устраивая «самочинные сборища» и оказывая непослушание законному в Церкви священноначалию. Такими действиями лжехристиан нарушается основной закон единства церковного — закон любви, которая от Бога (1 Иоан. 4, 7), объемлет всех членов Церкви (1 Кор. 5, 14), является плодом Духа Святаго (Гал. 6, 22) и излита на нас через Иисуса Христа, Спасителя нашего (Тит. 3,5).

Без любви не может быть истинной Церкви, ни «единения духа в союзе мира», ни подлинно христианской церковной жизни. По учению Григория Богослова, — «все те, которые любят благо мира, и, напротив того, ненавидят раздор и отвращаются его, близки к Богу и Божественным духам; а те, которые браннолюбивы нравом, ищут славы в нововведениях, и тщеславятся тем, чего бы надлежало стыдиться, принадлежат к противоположной стороне» [9].

Нарушение единства церковного равносильно оскорблению Бога, любви Божией к роду человеческому, любви к ближним. «Любовь к Богу требуется от нас, — говорит святой Василий Великий, — как необходимый долг; оскудение ее в душе есть самое несносное из всех зол» [10]. О том же говорит и святой Иоанн Златоуст в беседах на послание к ефесянам, раскрывая, в частности, значение слов Апостола: «едино тело, един дух». «Павел требует от нас такой любви, — говорит Златоуст, — которая бы связывала нас между собою, делая неразлучными друг от друга, и такого совершенного единения, как бы мы были членами одного тела, потому что только такая любовь производит великое добро... Или... словами (един дух) он хотел побудить к взаимному согласию, как бы так говоря: так как мы получили одного Духа и пили от одного источника, то между нами не должно быть раздоров» [11].

Наиблее из Отцов Восточной и Западной Церкви потрудились над уяснением учения о Церкви святой Киприан Карфагенский и блаженный Августин. По суждению сих церковных писателей, — Церковь есть Царство Божие на земле, общество людей, приготовляемых известным образом ко спасению. Все в этом царстве основано на Божественном законе, на связи Богоучрежденной власти Церкви с народом, образующих единое, союзом любви связанное, неделимое, целостное тело Церкви. Связь епископа с народом и всею вообще Церковью олицетворяет, по мысли святого Киприана, единение Христа с Церковью. Повиноваться епископу следует, как самому Христу, и вне этого повиновения не может быть пребывания в Церкви. В письме к Флоренцию Пупиану «о поносителях» святой Киприан пишет: «Епископ — в Церкви и Церковь — в епископе, и кто не с епископом, тот и не в Церкви. Поэтому напрасно льстят себе те, кои не имея мира с священниками, думают своею вкрадчивостью расположить некоторых к тайному общению с собою: Церковь кафолическая одна, — она не должна быть ни рассекаема, ни разделяема, но должна быть совершенно сплочена и скреплена связью священников, взаимно к себе привязанных» [12].

Еретики и раскольники, по суждению святого Киприана, являются оскорбителями Христа. Нарушением единства Церкви они ниспровергают закон любви, а Церковь есть осуществление любви Христовой. «Христос даровал нам мир», — пишет святой Киприан в своем трактате «О единстве Церкви». «Он повелел нам быть согласными и единодушными, заповедал нерушимо и твердо хранить союз привязанности и любви, и кто не соблюл братской любви, тот не может быть мучеником... Раздор не может удостоиться царства небесного и награды от Христа, Который сказал: «сия есть заповедь Моя, да любите друг друга, якоже возлюбих вы» (Иоан. 15, 12)... Не имеющий любви и — Бога не имеет». Поэтому, — говорит святой Киприан, — «не могут пребывать с Богом не восхотевшие быть единодушными. в Церкви Божией: хотя бы они, быв преданы, сгорели в пламени и огне, или испустили дух свой, будучи брошены на снедь зверям; однако и это не будет для них венцем веры, но будет наказанием за вероломство, не будет славным окончанием благочестивого подвига, но исходом отчаяния. Подобный им может быть умерщвлен, но увенчаться он не может. Да он и христианином называет себя также ложно, как и диавол часто называет себя ложно Христом» [13].

Блаженный Августин придерживается тех же суждений, что и святитель Киприан. Христианскую жизнь блаженный Августин не мыслит вне Церкви. Отделение от Церкви он считает «величайшим грехом», ниспровержением любви, лишающим раскольников благодати Святаго Духа. «Кто отделился от Церкви, тот не имеет Духа Святого, как и отсеченый от тела член не имеет духа жизни, хотя и сохраняет некоторое время свою прежнюю форму. Поэтому, все отделившиеся от Церкви, пока противятся ей, добрыми быть не могут; хотя бы их поведение и казалось похвальным, — самое их отделение от Церкви делает их злыми» [14].

При свете столь ясного отеческого православного учения о Церкви, воистину, «слез достойное зрелище» представляет собою карловацкое скопище раздорников. С тех пор, как они отделились от Матери-Церкви Русской и ее законного священноначалия, они, говоря словами святого Киприана, встали в ряды «противников Божественного домостроительства», «изменников в отношении благочестия», «братьев неприязненных». Много раз Русская Православная Мать-Церковь обращалась к вождям карловацкого раскола с призывом — оставить пагубный путь раздора и обратиться на путь истины. Но призывы не оказывали на отщепенцев отрезвляющего действия, что побудило церковную власть Русской Православной Церкви применить к ослушникам меры канонического прещения. Решением Московской Патриархии от 22 июня 1934 года было положено: «Заграничных русских архиереев и клириков так называемой Карловацкой группы, как восставших на свое законное священноначалие и, несмотря на многолетнее увещание, упорствующих в расколе, предать церковному суду по обвинению в нарушении правил Святых Апостолов 31, 34, 35; Двукр. 13 — 15 и др., с устранением обвиняемых, впредь до их раскаяния или до решения о них суда, от церковных должностей (если таковые они занимают)». В апреле месяце 1945 года Святейший Патриарх Алексий в последний раз простер к ним слово отеческого увещания и предупредил раскольников: «Над теми, кто останется и на этот раз глухим к нашему отеческому призыву, будет подтверждено решение Священного Синода Русской Православной Церкви 1934 года».

С тех пор прошло восемь лет. Многие архипастыри и пастыри Карловацкой ориентации возвратились в лоно Матери-Церкви, но попрежнему нераскаянным остается Председатель Карловацкого, так называемого, «Архиерейского Синода» — митрополит Анастасий и группа единомышленных с ним епископов и клириков. Они все еще надеются избежать гнева Божия, укрывшись за государственными границами иностранных государств. Но для Бога нет границ. Истина Господня следует за беглецами Церкви повсюду, от Босфора до Атлантики, и изобличает их суемудрие раскрытием их нецерковных деяний, ловко прикрываемых ризами Церкви Христовой. «Ложь не долго может обманывать; ночь продолжается только дотоле, доколе не воссияет день», — говорит святитель Киприан. Перемена местожительства не превращает церковного раздорника в исповедника Церкви, и сколько бы святотатственным обманом карловацкие раскольники ни пытались удерживать православных христиан в ограде зломыслия и своеволия, им никогда не удастся создать Церковь независимо от единства с Матерью-Церковью, единственно способного соединить и связать их с кафолическою Церковью.

Путь карловацкого раскола — путь духовной гибели для пребывающих в нем православных христиан. И этого не могут не знать прежде всего вожди карловацкого раокола. Запрещенный в священнослужении и преданный церковному суду Матери-Церкви митрополит Анастасий не может не сознавать, что отделив себя от уз Церкви и не признавая единства и мира с законным священноначалием, он лишен и власти и чести епископа. Так о какой же Церкви может идти речь, когда глава «зарубежной карловацкой церкви» не имеет права ни священнодействовать, ни управлять? Только покаянием перед Матерью-Церковью может заслужить он прощение и возвращение в ограду истинной Церкви. В противном случае, карловчан ожидает только приложение одного беззакония к другому и гибель вместо спасения.

«Бог вселяет единомысленныя в дом» (Пс. 67, 7). Нарушение единства церковного хуже всякого гонения Церкви. Об этом должны знать карловчане и умолять Господа, дабы как можно скорее вернуться в лоно Матери-Церкви, от заблуждений — к истине, от тьмы — к свету вечной славы.

А. Шишкин, доцент Лен. Дух. Академии

[1] «Памятные записки» (в русском переводе), Казань, 1863, стр. 126 — 127.

[2] Творения святого Кнприана, изд. 2, Киев, 1891., ч. 2, стр. 179 — 181.

[3] Творения святого Киприана, ч. 1, стр. 360 — 361.

[4] Памятники древней христианской письменности в русском переводе, Москва, 1860 г., т. I, стр. 142 и далее.

[5] Послания святого Игнатия Богоносца в русском переводе, СПБ, 1902 г., стр. 59 — 60.

[6] Там же, стр 101.

[7] Там же, стр 87.

[8] Там же, стр 43.

[9] Творения святого Киприана, ч. 1, Москва, 1889, стр. 187.

[10] Творения, ч. 5, Москва, 1885, стр. 101.

[11] С в. Иоанн Златоуст, Творения, СПБ, 1905, т. XI, стр. 95 — 96.

[12] Творения святого Киприана, ч. 1. стр. 307.

[13] Там же, ч. 2, стр. 188 — 189.

[14] Архимандрит Иларион, Христианства нет без Церкви, Сергиев посад, 1915, стр. 41-42.


К оглавлению номера
Свежий номер ЖМП Архив Подписка Контакты



© 2017 Издательство Московской Патриархии Русской Православной Церкви


Яндекс.Метрика