1954
1953
1952
1951
1950

1949
1948
1947
1946
1945
1944
1943
Номер за февраль 1954 годa
раздел «»

ВО ИМЯ МИРА И ЕДИНЕНИЯ

Недавно Священный Синод Болгарской Православной Церкви прислал Патриарху Московскому и всея Руси Алексию копию своего Послания от 31 декабря 1953 года Вселенскому Патриарху Афинагору по поводу его отношения к восстановлению патриаршества в Болгарии.

Помещая это Послание на страницах «Журнала Московской Патриархии», мы идем навстречу стремлению Болгарской Православной Церкви «утвердить мир и добрую волю в Святой Вселенской Церкви на основании несомненных канонических повелений и на взаимной о Господе любви и уважении святых поместных церквей».

В послании говорится: «Ваше Святейшество, возлюбленный и досточтимый Брат!

С радостью о Господе нашем Иисусе Христе почтительно приветствуем Вас, Богомудрого Предстоятеля Святой Вселенской Патриархии, и Христолюбивый Священный Синод при Вашем Святом Апостольском Престоле усердными молитвенными благопожеланиями о всяком даре совершенном, нисходящем свыше, от Отца светов (Иак. 1, 17), Ему же слава, честь и поклонение во веки веков.

Священный Синод Болгарской Православной Церкви заслушал Послание Вашего превожделенного Святейшества от 25 апреля 1953 года, полученное нами 12 мая т. г. в ответ на наше братолюбивое приглашение разделить нашу радость по случаю восстановления патриаршего достоинства Святой нашей Церкви и прислать благочестивых представителей Святейшего Вселенского и Апостольского Престола для участия в торжественной интронизации новоизбранного Болгарского Патриарха и преумножения нашей духовной радости и веселия.

Прежде всего всесердечно благодарим Ваше возлюбленное Святейшество за молитвенное благословение, которым Вы почли Святую Болгарскую Православную Церковь. Эти благие чувства исполняют наши сердца умилением и твердой надеждой в силу и непоколебимость благоплодной и взаимной любви между нашими Сестрами-Церквами.

Исходя из этого, мы не можем не выразить горести и чувства удивленного огорчения, причиненных нам Вашим посланием, в особенности имея в виду то, что оно исходит от Матери-Церкви и послано Дочери и Сестре-Церкви, питающей, вопреки некоторым уже преодоленным в прошлом недоразумениям, чувства подлинной и глубокой любви и уважения к ней. В нем содержатся мысли и утверждения, одни из которых, с точки зрения священных канонов и Священного Предания Святой Православной Церкви, едва ли могут считаться достаточно обоснованными и согласными со вселенски установленным каноническим порядком в Святой Православной Церкви, а другие не имеют в виду каких-либо существенных фактов.

Восстановив древнюю Болгарскую Патриархию, Святая Православная Болгарская Церковь отнюдь не имела мысли самочинно приписывать себе не принадлежащее ей патриаршее достоинство. Этим она не ввела никакого новшества в Святой Церкви и не сделала отклонения от существующего канонического и церковного порядка. Подобное утверждение следует считать недоразумением.

Болгарская автокефальная Церковь не возвела себя в степень Патриархии, а лишь восстановила свое древнее патриаршее достоинство, как об этом сказано во всех официальных актах, изданных по случаю возобновления патриаршества.

Не подлежит никакому сомнению, что Святая Болгарская Православная Церковь в далеком прошлом была признаваема всеми православными церквами вполне самостоятельной Православной Церковью, о чем свидетельствует и Феодор Вальсамон в своем толковании II правила Второго Вселенского Собора (Афинская Синтагма, том II, стр. 171).

Точно так же не подлежит никакому сомнению, как это устанавливает множество исторических документов, что Болгарская Православная Церковь была возведена в патриаршее достоинство в издревле установленном порядке и на Всеправославном соборе в 1235 году в Лампсаке, в каковом порядке были возведены в патриаршее достоинство и другие автокефальные православные церкви.

Однако нашествие турок на Балканский полуостров и покорение им Болгарского царства в 1393 году нанесли тяжкий удар Болгарской Церкви. Вскоре после этих печальных дней порабощения были подвергнуты заточению имеющий большие заслуги перед Православием Первоиерарх Святой Болгарской Церкви Святой Патриарх Евфимий и много других болгарских архиереев. Тогда же жестоко пострадало и множество клириков и благочестивых христиан, из которых одни были убиты, а другие сосланы или подвергнуты пыткам. Вот при каких трагических церковных и исторических обстоятельствах была фактически нарушена самостоятельность и упразднено патриаршество Святой Болгарской Православной Церкви, а поэтому была бы несправедлива даже мысль о том, что все происшедшее явилось следствием какой-либо провинности или прегрешения со стороны нашей Святой Церкви. Спустя шестьдесят лет после этого пал и был покорен турками и Константинополь.

В такой исключительной исторической обстановке фактического уничтожения автокефалии и патриаршего достоинства Святой Болгарской Церкви, Святой Вселенский и Патриарший престол в Константинополе взял в свои руки управление церковными делами впавшей в горькую беду Святой Болгарской Православной Церкви. Этот акт Вселенского Константинопольского Престола может быть понят и истолкован только как проявление любвеобильной заботы Матери-Церкви в отношении своей злосчастной Дочери и Сестры-Церкви, имевшей единственной целью сохранение подвергнувшейся угнетению православной веры и защиту православного болгарского клира и народа от насилий поработителей и ни в коем случае уничтожение канонических прав и законности исторических прав Святой Болгарской Православной Церкви.

Так продолжалось это фактическое прекращение автокефалии и патриаршего достоинства Святой Болгарской Православной Церкви в течение нескольких столетий, вследствие уже известных тяжелых исторических условий, в которые были поставлены все православные народы Балканского полуострова в продолжение ряда веков.

В истекшем столетии наступили более благоприятные общие условия для духовного, политического и национального существования христианских народов Турецкой империи. Наступила эпоха Танзимата, то-есть реформ. Естественно, что и болгарский народ решил воспользоваться происшедшим переломом в целях восстановления своих законных прав. Общеизвестно, как в этих новых условиях в среде болгарского православного клира и в болгарском народе явилось неудержимое желание восстановить автокефалию Святой Болгарской Православной Церкви. Уважение, которое наша Святая Церковь воздает своей Матери-Церкви, Святой Вселенской Патриархии, и ныне удерживает ее от каких-либо напоминаний о достопечальной «схизме» 1872 года — она лишь отмечает, что с помощью Господа нашего Иисуса Христа, Главы Святой Церкви, постепенно был осознан вред этой схизмы для всеправославной жизни. Божией милостию и благодаря все сильнее и сильнее звучащим голосам других Православных церквей об устранении создавшегося ненормального положения, а также благодаря обоюдной мудрости Матери и Дочери-Сестры Церквей, это неестественное положение вещей было прекращено, и в 1945 году была признана полная автокефалия Святой Болгарской Православной Церкви.

Так создались вполне нормальные церковные условия для самостоятельного и отвечающего достоинству Болгарской Церкви существования, а также было положено начало братолюбивым связям общения со всем сонмом Святых Православных Церквей.

Следовательно, безвозвратно ушли в прошлое условия, в которых в конце XIV века лишь только фактически были прекращены и автокефалия и патриаршее достоинство Святой Болгарской Церкви. По этой причине естественным было ее желание восстановить свое древнее патриаршее достоинство, временно нарушенное в выше изложенной исторической обстановке. Это отвечает и каноническому порядку в Святой Православной Церкви, к чему есть канонические и исторические указания и свидетельства. Именно такие или вполне аналогичные случаи в истории Святой Православной Церкви были рассмотрены и получили ясное разрешение во вселенских канонах.

Уже VI правило Первого Вселенского Собора устанавливает общий порядок: «Да хранятся древние обычаи» отдельных православных церквей... и «да сохраняются преимущества Церквей».

В особенности важны и конкретны случаи, происшедшие со Святой Кипрской Церковью. Антиохийская Церковь вследствие политическо-территориального деления пожелала подчинить своей юрисдикции самостоятельную Кипрскую Церковь. По этому поводу Третий Вселенский Собор VIII правилом постановил: «Дабы никто из боголюбезнейших. епископов не простирал власти на иную епархию, которая прежде и сначала не была под рукою его, или его предшественников... Да не преступаются правила Отец: да не вкладывается, под видом священнодействия, надменность власти мирския: и да не утратим по малу, неприметно, тоя свободы, которую даровал нам Кровию Своею Господь наш Иисус Христос».

Позднее, в VII веке, сарацины напали на остров Кипр, и его епископы, клир и население, спасая свою жизнь, переселяются в пределы другой Православной Церкви и митрополии. Последняя, исходя из соображений, что они временно находятся на ее территории, пожелала подчинить их своей юрисдикции. Трульский Собор рассмотрел этот случай и своим XXXIX правилом вынес знаменательное решение: «Да будут сохранены неизменными преимущества, данныя престолу выше именованного мужа (Предстоятеля Кипрской Церкви Иоанна)... Ибо и Богоносные Отцы наши рассудили, да будут соблюдаемы обычаи каждыя Церкви».

Так же ясно по смыслу и постановление того же Трульского Собора в XXXVII его правиле. По причине порабощения варварами областей автокефальных православных церквей, их первоиерархи были вынуждены перейти в области или остаться в пределах другой православной церкви. Однако это обстоятельство ни в какой степени не должно отменять, уничтожать или умалять их власти, преимущества и достоинства. Для таких случаев и времени вышеприведенное правило постановляет применительно к этим первоиерархам: «Рукоположения в разные степени клира, по правилам, да совершают, и преимуществом председания, сообразно своему пределу, да пользуются, и всякое происходящее от них начальственное действие да будет признаваемо твердым и законным. Ибо нуждою времени и препятствиями в соблюдении точности не должны стесняемы быти пределы управления».

В известном смысле и в значительной степени аналогичным было положение в Иерусалимской Церкви, Матери всех других церквей. Когда святый град Иерусалим был разрушен в 135 году, и на его месте был воздвигнут новый город Элия, члены христианской общины сначала рассеялись, но постепенно стали снова собираться. Вследствие этого, как и по политическим причинам (по причине римского распределения по областям), Иерусалимская Церковь, хотя и на время, в течение продолжительного периода лишилась своего первенствующего положения. Но тем не менее, именно благодаря ее бывшему достоинству, ей сначала было воздано первенство по чести (VIII правило Первого Вселенского Собора), а позже, с восстановлением вполне нормального положения в жизни Иерусалимской Церкви, Шестой Вселенский Собор XXXVI правилом возводит ее в патриаршее достоинство наряду с Римской, Константинопольской, Александрийской и Антиохийской церквами.

Из вышесказанного становится ясно, что даже по причине «необходимости времени», каковою являлась чрезвычайная необходимость времени при завоевании и в эпоху турецкого владычества в Болгарии, одной церкви не следует лишать другую церковь и ее первоиерарха, ее прав и привилегий (случай с Кипрской Церковью). В еще большей степени это неканонично и несправедливо в случаях, когда эта «необходимость времени» миновала и когда вполне законно такая Церковь полноценно опирается на эти свои законно приобретенные права и преимущества и крепко их держится (случай со Святой Иерусалимской Церковью), как это сделала Болгарская Православная Церковь, в особенности после братолюбивого признания ее полной автокефалии.

Итак, не является никаким новшеством, когда самостоятельная, автокефальная Церковь придерживается своих законно приобретенных и издревле признанных прав и привилегий.

Это подтверждается и фактами новейшего времени. Таким же образом восстановила свое право и Святая Русская Православная Церковь, патриаршее достоинство которой было упразднено, как это произошло в более раннее время и с Болгарской Православной Церковью, также вследствие вмешательства в дела ее внутреннего устройства и управления светской власти при Петре I. На поместном соборе в Москве в 1917 — 1918 году она восстановила патриаршее достоинство своей внутренней властью, в силу ранее приобретенного канонического права, без какой-либо просьбы с ее стороны или обращения к кому-либо, не встретив при этом возражения против этого закономерного акта со стороны какой-либо из Святых Православных Церквей.

Святая Болгарская Православная Церковь уважает и почитает свою Мать-Церковь и ее Святейшего Предстоятеля, по чести предстоящих перед другими Святыми Православными Церквами. Но, восстановив свои права и привилегии, нарушенные фактически обстоятельствами времени, она не сочла необходимым обращаться к Святому Вселенскому и Апостольскому Престолу за их вторичным признанием, равным их учреждению, происшедшему в отдаленном прошлом и которое, согласно установленному каноническому порядку, она с полным правом и достоинством считает своим достоянием.

При этом мы желали бы правильно понять слова одного из достойнейших иерархов Святой Вселенской Патриархии — Фиатирского Митрополита Германоса (Стринопулоса), которые он изрек и перед лицом инославного мира в своей статье, напечатанной в журнале «Die Eiche» (Берлин, 1927 год, стр. 36): «Вселенский Патриарх был и всегда остается «primus inter pares»... «И всегда, когда он в чрезмерном усердии пытался вмешиваться в дела другой Церкви, это его вмешательство вызывало протест соответствующей Церкви, сколь бы не значительна ни была эта Церковь по своему положению и значению среди православных церквей».

Священному Синоду Болгарской Православной Церкви неизвестно о том, что его делегаты при разрешении вопроса о снятии схизмы давали обещания и уверения в том, что вполне автокефальная Болгарская Церковь не восстановит своего древнего достоинства. И в этом нужно видеть некое недоразумение. Священный Синод не уполномачивал никого из своих делегатов обсуждать возможности (или, наоборот, невозможность) или тот или иной способ восстановления (а не учреждения) патриаршего достоинства нашей Святой Церкви. В докладах этих делегатов Священному Синоду также не упоминается ни слова по этому вопросу, а тем более о каких бы то ни было «обещаниях и уверениях». На это нет ни малейшего намека и в письме Святой Вселенской Патриархии бывшего тогда Председателем Священного Синода Болгарской Православной Церкви Софийского Митрополита Стефана от 21 января 1945 года.

В связи с изложенным выше считаем не лишним привести слова бывшего Афинского архиепископа Хрисанфа в статье «Болгарская схизма с точки зрения Элладской Церкви» (напечатанной в афинском журнале «Politiki epitheorissis», 1945, год I, кн. 12). Не упоминая ничего об «обещаниях и уверениях» болгарских делегатов, он пишет, что они выразили надежду по случаю признания автокефалии Болгарской Церкви, что последняя будет возведена в достоинство Патриархии, и что разговор завершил Халкидонский митрополит Максим, сказав: одно следует за другим...

С благодаростью к Господу Богу и с исключительным духовным утешением мы можем исповедать, что Святая Болгарская Православная Церковь в течение своего свыше тысячелетнего существования засвидетельствовала свою зрелость в духовной и церковной жизни, свою преданность всему каноническому достоянию Святой Православной Церкви, свои непрестанные старания о процветании целостной ее жизни в Господе Иисусе Христе. Еще до начала турецкого рабства в конце XIV века Святая Болгарская Церковь достигла большой духовной высоты и совершенства, о чем есть множество свидетельств не только местного, болгарского, внутрицерковного, но и всеправославного значения. Одним из ее великих первоиерархов, являющихся духовной гордостью нашего верующего народа, был святой Патриарах Евфимий.

С того времени, как Болгария подпала под власть турок, духовные судьбы нашего народа оказались в руках Святой Вселенской Патриархии, ставшей предстательницей благочестивого болгарского народа перед Господом и попечительницей его духовного восхода в вере и благочестии. И в течение этого длительного времени драгоценное духовное наследство благочестивого болгарского клира и народа, надо полагать, не преуменьшалось.

В новейшей истории Болгарской Церкви последнего восьмидесятилетия с Божией помощью следуют неоспоримые факты, свидетельствующие о ее истинном преуспеянии в святой православной вере, в евангельском благочестии, в каноническом благоустроении внутренней жизни и в исполнении ее священного предназначения.

Достопечальная «схизма» поставила жизнь Болгарской Церкви на испытание со многих сторон. Не все внутри и вне ее смогли сразу и легко понять подлинные причины «схизмы», ее смысл и значение. Эта схизма могла, как на это рассчитывали многие, соблазнить некоторых, отклонить их от истинного исповедания Святой Православной веры и от канонического порядка, а последнее привело бы благочестивый болгарский народ к разъединению в церковном и национальном отношении. Как известно, в этом направлении стали усиленно действовать заинтересованные внутренние и внешние политические и иные факторы и силы, в особенности агенты римско-католической и протестантской пропаганды. Но православный болгарский народ не поддался этим искушениям, его достойные учители остались тверды, верны и преданны нашей святой православной вере и каноническому порядку Святой Православной Церкви. Ни один из этих разноликих пропагандистских кругов, использовавших всевозможные средства, не смог пробить даже самую незначительную брешь в чувствах верности и преданности болгарского народа Святому Православию. То же можно сказать с благодарностью Господу Богу и в равной мере и о православной болгарской пастве, оставшейся после освобождения Болгарии в пределах Турции, а также и в освобожденной Болгарии, в которой упомянутые выше пропагандисты, часто с помощью неправославных владетелей и под влиянием развивавшегося на всем православном Востоке духа секуляризации, полагали не малые усилия, для того чтобы поколебать наш благочестивый народ, отклонить его от святой праотеческой веры и отделить от Православной Церкви. Но Бог помог нам, и они не смогли осуществить своих намерений. Святая Православная Болгарская Церковь усердно охраняла свою боголюбивую паству от нехристианских и инославных искушений, поползновений и нападений, усердно заботясь об утверждении и преуспеянии нашей святой веры, благочестия и духовного просвещения.

Вопреки тяжелым условиям и испытаниям Святая Болгарская Православная Церковь в своем устройстве и управлении в полной мере соблюла как канонический порядок, так и церковное предание, а также и свое братское отношение к Святым Православным Церквам. Об этом свидетельствуют в равной мере деятельность ее трех народно-церковных соборов (первого, в 1871 году в Константинополе, который всецело воспринял основные начала проектов самой Константинопольской Патриархии и, в особенности, проекта, выработанного Святейшим Григорием VI, о внутреннем

порядке и управлении Святой Церкви; второго, бывшего в Софии в 1921 — 1922 гг., и третьего, состоявшегося также в Софии в 1953 году), ее церковно-архипастырское (синодальное) руководство, пастырская деятельность клира и отношение нашей Церкви к Святым Православным Церквам, вследствие которого значительная часть из них вошла в любвеобильное общение с нею еще до снятия достопечальной схизмы.

В связи с этим следует вспомнить, что на Первую Всеправославную конференцию в Афинах в 1936 году наравне с другими были приглашены и приняли в ней участие и православные болгарские богословы и что в том же году почетным доктором Афинского богословского факультета был провозглашен наш болгарский богослов профессор-протопресвитер доктор, Стефан Цанков.

В то же время Святая наша Церковь через посредство богословских училищ подняла и расширила духовную подготовку своего клира и церковно-служителей: она взрастила усердных и плодовитых деятелей в области богословской науки, получивших признание во всех странах, создала богатую духовную литературу и широкую сеть православных христианских братств. Она и в настоящее время организует и деятельно поддерживает церковную жизнь во всех ее проявлениях, способствует обогащению религиозно-просветительной литературы, утверждению проповедничества и организации публичных религиозно-нравственных бесед и лекций, способствует оживлению и преуспеянию церковной жизни, духовного просвещения, благочестия и нравственного благопреуспеяния верующего болгарского народа.

Благая положительная оценка этой жизни нашей Святой Церкви нашла себе выражение в благосердечной готовности большинства Святых Православных Церквей принять участие в акте восстановления патриаршего достоинства нашей Святой Церкви и избрании Болгарского Патриарха, выразившейся в сердечных приветственных посланиях Первоиерархов или в приветствиях их специальных представителей на торжествах по случаю этих знаменательных для нашей Церкви событий.

Восстановление патриаршего достоинства нашей Святой Церкви и избрание и интронизация новоизбранного Болгарского Патриарха были приветствуемы большинством Святых Православных Церквей с теплой братской сердечностью, являющейся также выражением их положительной оценки канонической правильности и церковной важности этих актов. Ту же оценку, сопровождаемую искренними чувствами любви, находим и в официальных посланиях Первоиерархов этих Святых Церквей Священному Синоду, в приветственных словах, церковных делегаций, произнесенных от имени Святых Церквей, представляемых ими, а также и в словах, сказанных ими на торжественном заседании членов Священного Болгарского Синода совместно с досточтимыми посланцами, состоявшемся в Софии 16 мая 1953 года. На этом торжественном заседании были высказаны пожелания о более частом и деятельном общении между Святыми Православными Церквами в духе любви, согласия и братолюбивого соразмышления на благо Святого Православия. Нельзя не отметить, с особенной радостью, что эти торжественные дни дали возможность всебратолюбивого общения, теплых совместных молитв и братского единения и соразмышления. Это способствовало упрочению живых связей святого и действенного единства, помогло созданию равного пути к усилению и приведению в действие священных задач Святого Православия в целостной жизни Святой Божией Церкви.

Вот почему наша Святая Церковь сердечно скорбит о том, что Досточтимая ее Матерь-Церковь, Святая Вселенская Патриархия, не приняла участие в праздничных. церковных торжествах в Софии в мае месяце текущего года и отсутствовала в радостно собравшемся сонме Представителей Святых Православных Церквей.

Но, имея в виду вселенские слова, что «нуждою времени и препятствиями в соблюдении точности не должны стесняемы быти пределы управления», а также и мудрое желание Святейшей Матери-Церкви считаться с «нуждою времени» для поддержания общения Святых Православных Церквей и благодатного единства в целокупной Святой Православной Церкви, наша Святая Церковь льстит себя надеждою, что и это последнее недоразумение будет вскоре преодолено обоюдною любовью о Господе и Спасителе нашем Иисусе Христе и почтительным уважением, которое Святая наша Церковь питает к своей Матери-Церкви.

Эта надежда еще более усиливается и утверждается радостным обстоятельством, что восстановление патриаршего достоинства нашей Святой Церкви и избрание нового Болгарского Патриарха, будучи следствием древнего и прославленного прошлого нашей Святой Церкви, содействующим распространению, утверждению и углублению Святой Православной веры, были встречены с всеобщей радостью и ликованием всем православным болгарским народом.

В общецерковном сознании верующего болгарского народа наша Святая Церковь всегда, даже в годы тяжкого рабства, оставалась патриархией, достоинство которой было нарушено только временно, до наступления более благоприятных условий к ее восстановлению. Это чувство так глубоко залегло в душе народа, что оно с полным правом может быть названо светлой мечтой, — сокровенной нитью, связующей с достославной церковной древностью.

Наша Святая Церковь хранит крепкое упование на всещедрую милость Господа и Спасителя нашего Иисуса Христа, Великого Пастыреначальника, она верит в то, что Он благословит ее восстановившую свое древнее патриаршее достоинство, на дальнейшее укрепление в заветах достохвального прошлого и еще более крепкое соединение нашего верующего народа в живом единстве святой нашей праотеческой веры в Святой Христовой Церкви.

Ваше Святейшество, Богомудрый и Святейший Владыко!

Мы с глубокой благодарностью приняли Ваши боголюбивые слова о Ваших непрестанных молитвах к Господу Богу о даровании непоколебимой твердости и упрочении ничем не омрачаемых связей Святых Божиих Церквей в союзе мира и единения. Считаем долгом уверить Вас, что и мы преисполнены теми же благами желаниями и всегда смиренно пребываем в молитвах и трудах к их осуществлению, преисполненные искренним почтением к Святой Матери-Церкви, издревле просиявшей на благо и к преуспеянию Святой Христовой Церкви. Вот почему и ныне мы возносим наши теплые молитвы о благостоянии и благополучии нашей Высокочтимой Матери-Церкви и всех наших любвеобильных Сестер Православных Церквей и в единении и любви купно с ними молитвенно и неустанно воспеваем: «Возлюбим друг друга, да единомыслием исповемы Отца и Сына и Святаго Духа, Троицу Единосущную и Нераздельную».

Это Послание подписано Патриархом Кириллом и членами Священного Синода. Болгарской Православной Церкви.


К оглавлению номера
Свежий номер ЖМП Архив Подписка Контакты



© 2017 Издательство Московской Патриархии Русской Православной Церкви


Яндекс.Метрика