1954
1953
1952
1951
1950

1949
1948
1947
1946
1945
1944
1943
Номер за февраль 1954 годa
раздел «»

ГРЕЧЕСКАЯ (ЭЛЛАДСКАЯ) И РУССКАЯ ПРАВОСЛАВНЫЕ ЦЕРКВИ

(Заметки о их взаимоотношениях)

До двадцатых годов XIX столетия Церковь древней Эллады составляла органическую часть Церкви Константинопольской, вместе с которой и подпала под турецко-мусульманское владычество.

История весьма выразительно свидетельствует о тяжелом положении ставшего подневольным греческого народа и его Церкви. Султанским произволом первосвятители Константинопольской Церкви так часто сменялись, что греко-балканское духовенство сплошь и рядом не знало, чье имя возносить за богослужением.

Если в Малой Азии православно-греческое меньшинство количественно тонуло в турецко-мусульманской массе, то на исконно-греческой земле иноверцы-поработители были представлены почти исключительно султанским чиновничеством и карательной военщиной. Поэтому в Греции национальное сознание не угасало, а укреплялось, вдохновляя народ на борьбу за национальное и религиозное освобождение.

Отнюдь не преувеличивает афинский профессор-богослов Герасим Конидарис, когда говорит, что Церковь Греции «была защитницей народа перед деспотическим завоевателем и помощницей в народных восстаниях. Она сохранила греческий язык и греческую (православную) науку в тайных школах» [1]. Тот же автор сообщает, что один только инок Косма Этол основал свыше двухсот таких школ.

Поборники освободительного движения возлагали надежду на возможность помощи со стороны могущественной православной России. Много тайных освободительных организаций, так называемых гетерий возникло в начале XIX века за пределами страны. Одна из крупнейших — Фелике (дружественная гетерия) — обосновалась в Одессе. Ее руководитель Александр Испиланти (греческий эмигрант, сын валахского господаря) в 1820 году стал руководителем главного центра тайных обществ.

Весной 1821 года поднялось в Греции вооруженное восстание; в местностях, охваченных им, парализовалась всякая возможность связи с Константинопольским Патриархатом. Турецкие власти самыми страшными угрозами понуждали Патриарха рассылать по церковной периферии грамоты с увещаниями покориться султанской Порте.

В эти дни Патриарший престол занимал Григорий V, уроженец Пелопоннеса (Южная Греция), происходивший из убогой греческой семьи, монах высокой духовной и человеческой доблести. Когда турки заподозрили его в сочувствии освободительному движению, друзья советовали ему скрыться. Но Патриарх категорически отказался покинуть свою паству и был повешен турками на воротах дома Патриархии в полном патриаршем облачении. Тело мученика, выброшенное после больших поруганий в море, было найдено русскими моряками, доставлено в Одессу и там с почестями погребено [2].

Несколькими днями раньше в Одессе нашел убежище другой греческий патриот-эмигрант, пресвитер Константин Экономос, который на похоронах Григория V произ

нес сильное надгробное слово [3]. При теплой и любовной поддержке единоверных русских людей он совершенствовался здесь в богословских науках, сделавшись одним из выдающихся знатоков патрологии. Им создано много высокоценных научных трудов, посвященных главным событиям церковной жизни Греции 20 — 50 гг. XIX века. Почти все эти сочинения были изданы посмертно иждивением его сына Софокла Экономоса.

Освободив почти всю территорию Греции, повстанцы созвали в январе 1822 года в городе Эпидавре Национальное Собрание, декларировавшее независимость.

Но враг далеко еще не был сломлен. Успеху героической борьбы греческого православного народа сильно мешали внутренние трения в руководящих кругах движения из-за внешнеполитической ориентации. Так называемая «русская партия», опираясь на сочувствие православного духовенства и масс простого народа, особенно населения Пелопоннеса, возлагала надежды на поддержку России; «английская партия» рассчитывала на активную дипломатическую помощь Великобритании. Эта последняя «партия» была представлена небольшим, но влиятельным слоем «горожан» или социально привилегированной части населения [4].

В условиях борьбы с Турцией, в столице которой оставалась резиденция Патриархии, балканские греки были вынуждены своими силами устраивать церковную жизнь и управление. Заявив о своем желании сохранять на канонических основах подчинение Константинопольскому Патриарху, архиереи представили проект организации временного синода (эпитропии) в составе 3 — 5 архиереев для руководства текущими делами (религиозное устройство, церковное благочиние, наблюдение за чистотой веры, замещение вдовствующих кафедр и проч.) [5].

Указанная выше междоусобица привела к поражению восстания в 1827 году. Но уже в 1826 году Россия предъявила Турции требование о предоставлении Греции полной автономии, оставляя за султаном право только на одну ежегодную дань.

В апреле 1827 года Национальное Собрание греков в г. Трезене, приняв либеральную конституцию, поставило правителем (президентом) Греции популярного национального деятеля Иоанна Каподистрия, находившегося с 1809 года на русской службе. Его избрание явилось наглядной демонстрацией глубоких симпатий греческого народа и православного духовенства к России. Новый президент прежде всего утвердил церковную Эпитропию из пяти епископов.

Вынужденные под напором Англии, Франции и России (а главным образом — перед грозным движением к Адрианополю русской армии Дибича) отказаться от полного владения Грецией, турки понудили Патриарха Агафангела «послать в Элладу увещевательную грамоту и, силою своего архипастырского авторитета, склонить греков к прежнему повиновению турецким властям. Каподистрия почтительно принял патриаршую делегацию, от имени Греческой Церкви заверил в незыблемости ее патриаршей юрисдикции, но призыв к подчинению «султанской кротости» решительно отклонил [6].

Вместо пятичленной Эпитропии было учреждено Министерство церковных дел, а за епископами оставлено только дело нравственного надзора и духовного просвещения; но в делах вероучительного характера Министерство должно было руководствоваться указаниями Патриарха. Эта реформа была только начата. Каподистрием, который 9 октября 1831 года был убит при входе в церковь агентами реакционера Маврокордато, сторонника англо-французской, антирусской ориентации.

В январе 1833 года в Греции, по настоянию Англии, был установлен монархический строй. В том же году началась и радикальная церковная реформа.

Созванный королевским указом, 15 июля открылся Собор епископов в составе 22 архиереев, проходивший под прямым руководством министра церковных дел (он же — премьер-министр и министр иностранных дел) Трикуписа. Собор провозгласил автокефалию Элладской Церкви и установил церковное управление, возглавляемое «Священным Синодом Королевства Греческого», подчиненным Министерству церковных дел и верховному надзору короля. Канонисма 1833 года о церковном устройстве Греции оказалась весьма сходной, до полной тождественности во многих разделах, с Духовным регламентом Петра I и последующими русскими церковно-законодательными актами, особенно в области взаимоотношений Церкви с государственной властью, а также структуры и прав Синода. Дальнейшие изменения в законодательстве, касаясь деталей, существенных поправок в канонисму 1833 года не внесли.

Константинопольская Патриархия, разумеется, не одобрила односторонне провозглашенной автокефалии. Поэтому Синод Греческой Церкви, в соответствии со священными канонами, раскаявшись в самочинии, обратился к Матери-Церкви с просьбой восстановить общение. В результате 25 июня 1850 года Константинопольский Патриарх и Святейший Синод вынесли постановление о даровании автокефалии Элладской Церкви.

На всем протяжении автокефального существования Церкви Греческой Русская Православная Церковь поддерживала с нею самые лучшие отношения. В частности они выразились в содействии развитию богословских наук в Греции.

В 1830 году Каподистрия основал первую в стране богословскую школу с двумя учителями; через семь лет в составе Афинского университета был открыт Богословский факультет, а в 1843 году — Ризарьевская семинария; позднее появляются духовные училища и краткосрочные школы для подготовки клириков.

Но сравнительно молодая греческая богословская наука уже проявила себя в трудах первоклассных ученых. Среди них видное место занимают деятели, связанные с Русской Церковью и ее научно-богословскими центрами. Так, например, известный профессор Богословского факультета Ромпотис ( 1875 год), автор целого ряда ценных исследований, получил образование в Германии и России. Неофит Пагида ( 1893 год), долго живший в Петербурге, перевел на греческий язык труд архиепископа Черниговского Филарета (Гумилевского) «Историческое учение об Отцах Церкви» и «Догматическое Богословие» митрополита Макария [7] (Булгакова). Один из самых знаменитых предстоятелей Греческой Церкви, митрополит Прокопий II Экономидис, получил богословское образование в Московской Духовной Академии, которая присвоила ему за сочинение «О Сыне Человеческом» ученую степень магистра богословия. За ту же работу он получил от Афинского университета докторскую степень, а от правительства золотой знак Ордена Спасителя.

После первой мировой войны общение между двумя единоверными Церквами уменьшилось, но не прерывалось. Нужно сказать, что когда наша Церковь переживала трудное время борьбы с внутренними расколами, Греческая Церковь ни в какое общение с раскольниками, в частности — с обновленцами, не вступала. Насколько нам известно, не признавала она и наших зарубежных раскольников, обращаясь во всех случаях только к законному возглавлению Русской Патриаршей Церкви.

Участие Русской Церкви в деле защиты мира во всем мире встретило сочувствие Греческой Церкви. В рождественских и пасхальных посланиях Предстоятеля Элладской Церкви нашему Патриарху подчеркивается желательность «непрестанного братского сотрудничества со всеми вами [т. е. русскими церковными деятелями] на ниве Божией в деле устроения верных, за которых умер Христос», и особенно в связи с надеждами на прочный мир во всем мире.

В 1948 году, по приглашению Патриарха Московского и всея Руси Алексия, делегация Греческой Церкви в составе митрополита Филиппийского и Неапольского Хризостома и архимандрита Дамаскина приняла участие в юбилейных торжествах по поводу 500-летия автокефалии Русской Церкви.

Русская Церковь тепло и благожелательно приветствовала митрополита Иоаннитского Спиридона в связи с избранием его на кафедру Архиепископа Афинского. В своей известительной грамоте на имя Патриарха Московского и всея Руси Алексия, он, отражая чаяния Греческой Церкви, просит помогать ей всеми возможными средствами взаимообщения.

В 1949 году Святейший Патриарх Алексий обратился к Предстоятелю Греческой Церкви Архиепископу Афинскому Спиридону с просьбой выслать полный месяцеслов святых, чтимых Греческой Церковью, с необходимыми житийными сведениями и последованиями служб. Тронутый такой инициативой, Архиепископ Спиридон выразил свою радость по поводу перспектив более тесного общения и сообщил, что им учреждена в Афинах специальная Синодальная комиссия по подготовке комментированного месяцеслова.

Отмечаем также оживленный обмен церковными изданиями: из Греции к нам регулярно поступает журнал Св. Синода «Экклезия», богословские ежегодники «Теология», а туда посылается «Журнал Московской Патриархии» и другие издания Русской Православной Церкви. На страницах «Экклезии» в послевоенные годы все чаще даются сообщения о церковной жизни в СССР. Наш журнал также периодически информирует читателей о жизни Греческой (Элладской) Церкви.

Не так давно Высокопреосвященный Николай, Митрополит Крутицкий и Коломенский, информировал Греческую Церковь о том, что Московская Патриархия поддерживает желание ученых корпораций наших двух духовных академий установить действенное взаимообщение с корпорациями двух богословских факультетов Греческой Церкви, — Афинским и Салоникским, — в целях большего сближения двух Церквей.

Все это несомненно способствует укреплению взаимных связей и отношений между Русской и Греческой Церквами, но перед ними стоит еще немало важных проблем, успешное решение которых в духе взаимопонимания должно послужить укреплению общеправославного единства.

И. Никитин

[1] Проф. Г. Конидарис, Христианская Греция за 1900 лет ее существования, Афины, 1951 г.

[2] В 1871 году останки Патриарха Григория V были перевезены в Афины. [3] До ухода в Россию К. ЭконоМос состоял иерокириксом Великой Церкви в Константинополе.

[3] До ухода в Россию К. ЭконоМос состоял иерокириксом Великой Церкви в Константинополе.

[4] Р. Разумов, Исторический очерк — Сборник «Балканские страны», изд. 1946 г., стр. 419.

[5] И. И. Соколов, Новогреческая или Элладская Церковь в XIX веке. История христианской Церкви в XIX веке, изд. А. А. Лопухиным, т. II, стр. 293 — 294.

[6] Там же, стр. 294.

[7] И. И. Соколов, Новогреческая или Элладская Церковь в XIX веке, т. II, стр. 321 — 322.


К оглавлению номера
Свежий номер ЖМП Архив Подписка Контакты



© 2017 Издательство Московской Патриархии Русской Православной Церкви


Яндекс.Метрика