1954
1953
1952
1951
1950

1949
1948
1947
1946
1945
1944
1943
Номер за февраль 1954 годa
раздел «»

НАРЕЧЕНИЕ И ХИРОТОНИЯ АРХИМАНДРИТА НИКОЛАЯ (ЕРЕМИНА)

В среду, 16 ноября 1953 года, в Крестовой церкви архиепископа Берлинского Бориса происходило, после всенощного бдения, наречение архимандрита Николая (Еремина) во епископа Клишисского, викария Патриаршего Экзарха по управлению русскими православными приходами в Западной Европе.

Чин наречения совершал архиепископ Минский и Белорусский Питирим вместе с архиепископом Берлинским и Германским Борисом. После обычного модитвословия архимандрит Николай произнес следующую речь:

«Ваши Высокопреосвященства, Высокопреосвященные и богомудрые архипастыри!

По всемогущей и всеблагой воле Божией, без которой ни одна из самых малых птиц не упадет на землю, изволением Святейшего Патриарха Московского и всея Руси и определением Священного Синода, я призываюсь к вступлению на высшую степень служения в Дому Божием на земле: мне вручается жребий служения епископского в Церкви Христовой, созданной Им для того, чтобы нас, человеков, бывших по природе чадами гнева и мертвыми по преступлениям, оживотворить (Еф. 2, 3 — 5) и дать нам, верующим во Имя Его, власть быть чадами Божиими (Иоан. 1,12).

Со времени получения Указа о моем назначении, я нахожусь в поисках ответа на свое вопрошание — каково будет целование сие (Лк. 1, 29)? Что оно мне принесет — надежду ли на оправдание и помилование от Бога и Искупителя нашего или, сделавшись учителем других, я подвергнусь большему осуждению (Иак. 3, 1)?

Должен принять это призвание, как великую милость Божию, и радоваться радостью неизреченною, ибо призываюсь я в лик апостольских преемников, в число ближайших ко Христу соработников в Божием винограднике для непосредственного участия в созидании Божия Строения — Его Святой Церкви, которая есть Его Тело и которую не одолеют врата ада.

Я призываюсь к епископскому служению не внутри Родины, не среди умудренных опытом архипастырей, а отдельно от вас, родных мне по языку и обычаям, к служению за пределами Родины, среди западных христиан, нас не понимающих и с нами не согласных, среди неверующих западных материалистов, нас отрицающих, к служению наряду с нашими соплеменниками и единоверцами, но отколовшимися от нашей Матери Церкви, их крестившей и воспитавшей духовным брашном и питием, яростно нападающими на нашего Первосвятителя и всех его сотрудников архипастырей и пастырей.

Я посылаюсь пасти овец, чад Православной Русской Церкви, в рассеянии сущих, и получаю титул не русского города, и в этом вижу особый символ и особое значение.

Рассеяние нас по лицу всея земли, во все племена и языки, мы восприняли как десницу Божию, карающую нас за наши грехи и грехи наших отцов. С достаточным основанием к нам применимы слова Господа, сказанные через пророка Иезекииля: Рассеялись овцы Мои, и блуждают они по всем горам, и никто не разведывает о них, никто не ищет их, и сделались овцы Мои пищею всякому зверю полевому (Иез. 34,6 — 8).

И действительно, кто только не нападает на наших соплеменников, братьев по вере, и куда только они не идут — и к католикам, и к протестантам, и к евангелистам разных толков, и к нехристианам, и к материалистам-атеистам. Иногда это делается вполне сознательно и вольно, а часто бессознательно и почти невольно, по простой только потере родного русского языка.

Однако Господь не погубляет нас до конца, но сберегает остаток так же, как Он обещал сохранять остаток Израиля, чтобы вспоминали о Нем уцелевшие среди народов (Иез. 6,8). И в этом остатке появилось иное понимание нашего рассеяния. Может быть, наше рассеяние не есть только наказание, а вместе с ним — и очищение от греха и приведение нас к получению вечной жизни. Есть еще и иное понимание. Может быть, наше рассеяние есть не что иное, как наше посланничество на проповедь разным языкам истин нашей Православной веры, ибо вместе с нашим рассеянием Православие распространилось по всему миру, «всюду зажглись православные свечечки», по выражению покойного Митрополита Евлогия.

Но и на этом пути нас обуревают большие скорби. У нас настали разделения. Одни говорят: «мы Павловы», другие — «мы Аполлосовы», третьи — «мы Кифовы». Наше пламенное желание и усилия «да вси едино будут» (Иоан. 17, 21) остаются пока гласом вопиющего в пустыне.

При наличии такого не только физического рассеяния, но и духовного блуждания, епископу нужно иметь великую мудрость, непоколебимую твердость, неистощимое терпение, неослабевающую веру в помощь Божию, чтобы охранять стадо Христово от волков, губящих и расхищающих его. Епископ должен не только врачевать больных духом, укреплять колеблющихся в вере и проповедывать среди неверующих Имя Христово, но, главное, — дать за каждую душу своих пасомых ответ Пастыреначальнику Христу, искупившему нас не тленным серебром или золотом, но драгоценною Своею Кровию (1 Петр. 1, 18, 19).

Глубоко переживаю я сознание своего недостоинства и великой ответственности перед Господом, налагаемой этим служением. Мне вспоминается рассказанная в книге Исход беседа Господа с пророком Моисеем, когда Господь посылал его итти в Египет к фараону, где ему могла угрожать смерть. Моисей сказал: «Господи, пошли другого, кого можешь послать». «И возгорелся гнев Господень на Моисея», — говорится в книге (Исх. 4, 13 — 14). Вот и я, ничтожный в сравнении с великим пророком Моисеем, так хотел бы сказать теперь: «Ваше Святейшество, Преосвященные архипастыри, призовите другого, кого можете

призвать». Но боюсь нарушить волю Господню, проявленную в этом призвании меня. Принимая монашеское пострижение, я давал обещание послушания и обрящу ли спасение в том, что поступлю по своей, а не по Божией воле?

Нет, я должен оказать повиновение. Со страхом и трепетом принимаю призвание и иду исполнять волю Господню и решение обо мне Святейшего Патриарха и Священного Синода. Моей надеждой будут слова Господни, сказанные Моисею: «Я буду с тобою». Верю, что Господь, призвавший меня к предстоящему служению, не оставит меня и будет со мною. А если Он — Просвещение мое и Спаситель мой — будет со мною, то кого убоюся или чего устрашуся? Аще ополчится на мя полк, не убоится сердце мое (Пс. 26).

К вам же, Преосвященные и богомудрые архипастыри, я обращаюсь с усердной просьбой. Помолитесь обо мне, чтобы через возложение ваших святительских рук на мою главу на меня ниспал огонь небесный и попалил терние всех моих прегрешений, чтобы от моего разума отпала чешуя моего неведения и нерадения, как она отпала от глаз Савла при возложении на него рук апостола Анании. Вознесите Богу молитвы, чтобы благодать Святого Духа обильно излилась в мою душу, как в сосуд скудельный, но Господом созданный, да вразумит и научит меня Святой Дух быть добрым делателем в винограднике Господнем, в усердии не ослабевающим и в любви непритворной, в мире пребывающим со всеми людьми, духом пламенеющим, Господу служащим (Рим. 12, 9 — 11), чтобы бремя моего служения было для меня радостью, а не источником горя, скорби и слез, дабы я мог услышать в день Суда и мздовоздаяния голос нашего Судии и Господа: «Добрый рабе и верный, вниди в радость Господа твоего» (Мф. 25, 21) — и мог сказать с радостью: «Вот, Господи, я и дети, которых Ты мне дал».

В четверг, 17 ноября 1953 года, в Воскресенском кафедральном соборе города Берлина состоялась хиротония архимандрита Николая во епископа Клишисского. Хиротонию совершили: архиепископ Минский и Белорусский Питирим и архиепископ Берлинский и Германский Борис, в присутствии многих молящихся.

При вручении архипастырского жезла новопоставленному епископу Николаю архиепископ Питирим произнес следующую речь:

«Ваше Преосвященство, дорогой Владыко Николай!

Благодатию Пресвятого и Животворящего Духа через нашу Мерность хиротонисан ты во епископа града Клиши. С этой великой архиерейской честью я и поздравляю тебя и приветствую как возлюбленного своего собрата во Христе. Радуюсь о тебе, что ныне ты получаешь жребий высшего служения, радуюсь и о Русской Православной Церкви, что она в твоем лице находит достойного иерарха.

Как старейший твой собрат и потому более умудренный в делах архиерейского служения, считаю своим долгом, согласно церковному чину, преподать тебе последнее архипастырское наставление, после которого ты явишься не как поучаемый, но как священноначальствующий.

Труден подвиг архиерейского служения и не по силам был бы он нам, если бы благодать Божия не помогала нам нести его во славу Святой Церкви. Поэтому не полагайся слишком на свои силы и дарования, а больше на благодать Божию, немощная врачующая и оскудевающая восполняющая. «Не неради, — по апостолу, — о данном тебе даровании с возложением рук священства» (1 Тим. 4, 14).

Каждому из нас, призываемому к великому и высокому служению в Церкви Божией, должен быть памятен вопрос Великого Архиерея Господа нашего Иисуса Христа, обращенный к апостолам Иакову и Иоанну, просившим первенства в Церкви: «Можете ли пить чашу, юже Аз пию и крещением им же Аз крешаюсь креститься?» И когда они в порыве любви ко Христу сказали: «Можем», Господь им оказал: «Чашу юже Аз пию — испиете и крещением им же Аз крещаюсь крестистася».

Итак, — служение наше и последование Пастыреначальнику Христу есть доля в чаше Его, есть чаша подвига, испытаний и искушений всякого рода, хотя и безмерно малая по сравнению с той, которую Он благоволил испытать за спасение рода человеческого. Это надлежит нам помнить и никогда не забывать.

Велики наши обязанности, как стражей Дома Господня, как архипастырей Церкви Христовой. И Пастыреначальник Господь требует от нас, пастырей, прежде всего, любви к пастве своей, любви самоотверженной, до готовности самопожертвования. «Добрый пастырь, по гласу Спасителя, должен душу свою полагать за овцы своя». Добрый пастырь живет не своей жизнью, но жизнью своих пасомых. Все радости и печали своих пасомых добрый пастырь сознает и чувствует как свои собственные. И благо будет нам и пастве нашей, если этой любовию будет проникнуто наше архипастырское служение к Церкви и пасомым.

В своей личной жизни истинный пастырь Церкви являет образец строгости, умеренности, воздержания, кротости и терпения. Мы должны жить не для себя, а для Бога, делать то, что угодно Богу, дабы иметь возможность сказать о себе вместе с апостолом — «живу аз не к тому, но живет во мне Христос» (Гал. 2, 20). Таков образ истинного христианского пастыря, стража Дома Господня.

Но тяжесть нашего служения состоит в том, что мы не только должны руководствоваться любовью, но, в иных случаях, и строгостью к пасомым, наипаче к пастырям. И св. апостол Павел, поучая ученика своего апостола Тимофея, говорил ему: «Согрешающих пред всеми обличай, да и прочие страх имут» (1 Тим. 5,20). На нас, архипастырях, лежит долг зорко следить за тем, чтобы пастыри Церкви творили дело Божие со страхом,

с благоговением и ревностью, чтобы пастыри своим поведением не оскорбляли святость служения своего и чувства благочестивого народа, желающего видеть в пастырях образец благочестия.

Нам, епископам, вручен суд. И тяжелой нашей обязанностью является соединять этот суд не только с милостью, но и с наказанием непокорных.

Самой насущной твоей задачей в современных условиях — это быть неусыпным глашатаем высоких христианских идеалов мира и любви. Зови паству твою на борьбу за мир во всем мире. И Бог мира и любви пребудет с тобой, дорогой собрат, во вся дни жизни твоей.

Ныне ты, дорогой Владыко, воспринял, по воле и силе Святаго Духа, архиерейскую благодать. Ты облачен всеми архиерейскими одеждами. Одного еще не достает тебе — епископского жезла — этого символа величайшей в Церкви духовной власти. С посохом в руках пастыри всех времен выводили паству свою на пажить добрую, с его помощью искали заблудшую овцу и возвращали похищенную. И ныне я вручаю тебе такой жезл, как символ твоего архипастырского служения Церкви. Приими его от моей Мерности, как бы от руки Самого Пастыреначальника Христа, и иди с ним в мир, выводи на пажить добрую овец твоей паствы, укрепляй немощных в вере. Знаю, что труден путь предстоит каждому епископу Церкви, и особенно велик подвиг твой, призванный служить за рубежом нашего отечества, где многие овцы твоей паствы блуждают без истинных пастырей.

Иди без смущения, как ты шел до сих пор, но иди в мире и радости на дело твое! Собирай с Божией помощью расточенная и приводи всех в лоно Святой Православной Христовой Церкви.

Теперь же взыди на это возвышенное место, да явлен будеши народу, и от полноты возложенной на тебя благодати Святаго Духа преподай ему Божие благословение!»

***

Новопоставленный епископ Клишисский Николай (в миру Стефан Павлович Еремин) родился б декабря 1892 года в станице Тепинской Донской области. Духовное образование получил в Богословском институте Преподобного Сергия в Париже. Там же 25 февраля 1940 года был рукоположен епископом Иоанном во диакона, а 8 октября 1942 года Митрополит Евлогий посвятил его во священника.

Через два с половиной года, именно, 16 марта 1945 года, о. Стефан принял монашество с именем Николая и затем, при назначении настоятелем Трехсвятительского подворья в Париже, был возведен 6 сентября 1947 года Митрополитом Серафимом в сан архимандрита.

С 15 ноября 1949 года и до назначения епископом Клишисским архимандрит Николай состоял Председателем Совета при Экзархе Московской Патриархии в Западной Европе.


К оглавлению номера
Свежий номер ЖМП Архив Подписка Контакты



© 2017 Издательство Московской Патриархии Русской Православной Церкви


Яндекс.Метрика