1954
1953
1952
1951
1950

1949
1948
1947
1946
1945
1944
1943
Номер за февраль 1954 годa
раздел «»

В. ЛОССКИЙ О третьем свойстве Церкви

«Вестник Русского Западно-Европейского Патриаршего Экзархата», Новая серия № 2 — 3. Париж, 1950, стр. 58 — 67 (на французском языке).

Статья проф. В. Н. Лосского посвящена выяснению смысла наименования Церкви кафолической или соборной и того значения, какое имеет это свойство для самого понятия о Церкви.

Вначале автор указывает, что для правильного понимания Церкви совершенно необходимы все четыре свойства, перечисленные в девятом члене Символа веры, и потому опущение или неправильное понимание хотя бы одного из них отражается на понимании всех остальных и искажает самое понятие о Церкви. Так Церковь без единства означала бы отрицание спасения человечества в едином Теле Христовом; Церковь без святости — отрицание обожения Духом Святым; Церковь без апостольства — лишение конкретности и действенности Церкви в истории, превращение ее в отвлеченное понятие «небесной Церкви».

Точно также Церковь не может существовать, не будучи кафолической или соборной, под чем разумеется свойственный Церкви способ познания Истины, благодаря которому эта Истина становится очевидной как для всей Церкви, так и для самомалейшей ее части. Без кафоличности Церковь осталась бы без верного (непогрешимого) знания Откровения, то-есть была бы Церковью без Истины. Но в такой Церкви и единство её, при наличии множества отдельных человеческих и, следовательно, относительных мнений, превратилось бы во внешнее единство, создаваемое административным принуждением или равнодушием к абсолютной Истине; святость Церкви оказалась бы тогда бессознательной и темной; апостольство же явилось бы слепой верностью абстрактному принципу, лишенному смысла.

Из всего сказанного следует, что кафоличность есть столь же существенное и необходимое свойство Церкви, как и все остальные.

Кафоличность Церкви не исчерпывается внешним универсализмом, в смысле распространения Церкви по всей земле, так как такое распространение она получила лишь в последнее время, между тем как кафоличной она была всегда, даже когда пределы её ограничивались одной Сионской горницей. Кафоличность Церкви не исчерпывается и абстрактным универсализмом в смысле предназначения ее к проповеди всем народам, так как такой универсализм может быть приписан и ересям, и даже нехристианским религиям (буддизму, мусульманству), в противоположность местным национальным религиям.

Между тем кафоличность есть свойство, присущее исключительно и всегда одной лишь Церкви. И потому христианский универсализм того и другого рода, называемый также экуменизмом или вселенскостью Церкви, следует строго отличать от ее кафоличности, хотя в то же время они между собою неразрывно связаны, поскольку вселенский характер Церкви есть необходимое следствие и внешнее выражение ее кафоличности.

Вследствие кафоличности или соборности Церкви, познание и защита Истины является делом каждого члена Церкви, а не только ее иерархии, потому что кафоличность не есть абстрактный универсализм учения, предлагаемого иерархией, но есть конкретное живое предание, хранимое всегда, везде и всеми. Утверждать противное, значило бы смешивать кафоличность с апостольством Церкви, заменяя внутреннюю очевидность Истины подчинением внешнему приципу.

Неправильно также близкое к монтанизму смешение кафоличности со святостью Церкви, когда Церковь превращается в мистическую секту святых, единственных свидетелей Истины.

И, наконец, нельзя допускать смешения кафоличности с единством Церкви, считая, что именно единству Церкви дано постижение Истины и что, таким образом, кафоличность Церкви есть функция ее единства.

Необходимо помнить, что в основе кафоличности лежит не только христологический аспект учения о Церкви, как едином Теле Христовом, но также и пневматологический аспект того же учения о Церкви, как полноте Наполняющего все во всем. Следовательно, в учении о Церкви Воплощение не должно заслонять Пятидесятницы, ибо если Церковь есть новое человеческое естество, искупленное Христом и приведенное в единство с самим собой и с Богом, то она же есть также множественность личностей, каждая из которых получает дар Святого Духа. И вот именно в кафоличности или соборности Церкви мы имеем таинственное тождество единства природы и множественности личностей, не сливающихся, однако, но остающихся различными.

Таким образом кафоличностью Церкви выражается основная тайна христианского откровения — Истина Святой Троицы, так что именно кафоличность Церкви есть ее бытие по образу Святой Троицы.

Отсюда понятно, что всякая догматическая ошибка в учении о Святой Троице отражается и на понимании кафоличности Церкви и ведет к искажениям в самом строе церковного организма. Если акцент делается на единстве Церкви в ущерб множественности, то Истина, хранимая Церковью, приобретает внешний характер, то-есть перестает восприниматься внутренне, как живое предание. Напротив, предпочтение множественности за счет единства приводит к тому, что Истина, постигаемая каждой личностью, дробится, приобретает относительный характер, и кафоличность Церкви заменяется экуменизмом.

Напротив, в истинной Церкви единое не противополагается множественности, но каждая ее часть кафолична так же, как и целое, так как каждая часть существует только в целом, как и целое — в каждой из своих частей.

Отсюда понятно, что кафолическое сознание в истории Церкви может выражаться и соборами — вселенскими и поместными — и отдельными личностями. И кафоличность исповедания устанавливается не каким-либо внешним, каноническим признаком, но свидетельством самой Церкви, не имеющей иного критерия истины, кроме самой Истины, которая есть откровение Триединого Бога.

Таково вкратце богатое содержание статьи проф. В. Лосского, дающей много ценного для углубленного понимания природы Церкви.

И. П.


К оглавлению номера
Свежий номер ЖМП Архив Подписка Контакты



© 2017 Издательство Московской Патриархии Русской Православной Церкви


Яндекс.Метрика